Соня Папушина с мамой

Соня Папушина, 8 лет:

«Я хочу ещё раз приехать в Приэльбрусье. Я бы хотела, чтобы другие дети туда поехали, кто там ещё не был. Мои друзья Аня и Дима из Морозовской больницы. И чтобы там было катание на лошадках каждый день. И такие мероприятия, как «Карамба». И хотела бы поездить ещё в этом ущелье и посмотреть, что там ещё есть, что мы не видели. Горы очень красивые. Все волонтёры хорошие и добрые, особенно — Саша.»

Елена, мама Сони:

«Поездка в Приэльбрусье была для нас неожиданным и необыкновенным подарком. Такой подарок даже и не попросишь ни у кого, потому что возможность его получения не укладывается в голове.

Вообще в голове родителей больного ребёнка умещается довольно мало мыслей, и все они направлены на лечение и уход, создание обстановки стерильности, на то, чтобы не пропустить что-то важное в изменчивом физическом состоянии. И когда терапия наконец завершена и, казалось бы, можно снова радоваться жизни, оказывается, что ты совершенно сжился с определённым стереотипом поведения и не можешь его изменить. То есть, наверное, можешь, но не знаешь как. Это странно звучит, но это так. И получается, что ты сам не можешь идти дальше и не даёшь сделать это своему ребёнку.

И вдруг мы оказались выдернуты из привычного круга необходимых дел и заброшены в параллельную реальность. Там, в этой другой реальности, маме не надо стирать, убирать, ходить в магазин и готовить. Там утром прямо за окном машут ветками сосны, а за ними — близкие и огромные, покрытые лесом горы со снеговыми вершинами. Там не нужно планировать свой день, потому что это уже сделали за тебя умные и добрые люди, а можно просто удивляться, и радоваться, и узнавать что-то новое о себе и своем ребёнке. Там можно поиграть в снежки на солнечном склоне, хотя в Москве были слякоть и серое небо. И можно вспомнить, что дети не только болеют и капризничают, а ещё бегают и хохочут. И заводят новых друзей, и азартно играют в игры.

Мы узнали и сделали столько нового и интересного за эти восемь дней, что с трудом уложилось бы и в намного более длительный срок. Мы поднимались к вершинам Эльбруса в кабинке канатной дороги. Мы играли в самые интересные на свете настольные игры. Мы стреляли из луков и катались на лошадях по горной дороге. Мы ловили форель и снимали немое кино. Мы занимались творчеством: делали своими руками мыло, рисовали на пене, делали открытки в технике «скрапбукинг», валяли из шерсти и раскрашивали свечки. Мы искали пиратские клады, налаживали контакт между людьми и пришельцами, играли в интеллектуальном казино. Мы — это дети вместе с родителями и волонтёрами.

Я испытываю огромную благодарность ко всем людям, сделавшим это возможным. К тем, кто это финансировал, организовал, разработал программу. К тем, кто принимал нас, как дорогих гостей, в отеле, к тем, кто организовал авиаперевозку. И к тем, кто был рядом всё это время, — трём Ленам, Кате и Саше. Спасибо вам, мы вернулись домой немного другими людьми. Людьми, знающими о существовании параллельной реальности!»

С личного сайта Елены Папушиной:

«Мы пропали со всех радаров не просто так. Совсем не просто и абсолютно неожиданно даже для самих себя.

Мирно подходила к концу первая учебная четверть, мы с Соней прикидывали свои планы на предстоящие каникулы. С кем повидаться, в какой бы музей сходить и всё такое. Как вдруг… Раздался телефонный звонок. От координатора фонда «Подари жизнь», занимающегося реабилитационными программами. И мне предложили поездку на все каникулы в Приэльбрусье! Совершенно бесплатно! В группе детей и родителей. Вдвоём с Соней! Решить срочно, ответить о согласии в течение дня. Вылет через 4 дня. И я сразу этого очень захотела, просто очень! И думала целый час. Залезла на сайт «Подари жизнь», прочитала о прошлогодней поездке туда же и захотела ещё больше. И согласилась.

А потом стала беспокоиться и бояться. И Соне ничего не говорила до утра четверга (а улетать — утром в субботу). Ах, что надевать и что брать с собой, чтобы в один чемодан всё для двоих влезло и весило не больше 20 кг. И какие там погоды. И что из одежды одновременно лёгкое, удобное, непромокаемое и тёплое, но не жаркое. И какая обувь легко надевается, не промокает, не скользит и фиксирует голеностоп. И что собрать в походную аптечку. Ну, и прочее мамское.

Хорошо, что беспокоиться можно было только четыре дня. А потом надо было уже только удивляться и восхищаться. Первый Сонин полёт на самолёте. Маленькие домики и облачная пустыня. Первый раз увиденные настоящие горы, складчатые и серые, невыразимо огромные. Первый раз — житьё в отеле. Я тоже видела это всё как впервые — вместе с ней.

Нас было девять семей и пять волонтёров. Программа наших дел и приключений была очень интересная и для взрослых, и для ребят. Пунктиром: мы поднимались на Эльбрус по канатной дороге, катались на лошадях, ловили форель, видели, как из земли бьют нарзановые источники, гуляли у реки Баксан, стреляли из луков, снимали немое кино, учились валять из шерсти, занимались мармарированием и скрапбукингом, играли в настольные игры… То есть были заняты с утра до вечера все семь дней. Сейчас кажется, что прошло, по меньшей мере, втрое больше времени – по насыщенности событиями этой недели каникул.

Я обязательно напишу отдельные рассказики про разные эпизоды этой поездки. Но основное в этой поездке — реабилитация. Возвращение к обычной жизни не только ребёнка, но и его родителей. Возможность забыть о больнице, о режиме стерильности, о боязни всего, что может навредить. Возможность окунуться с головой во что-то совершенно другое, очень увлекательное и необыкновенное. Разрешить себе снова чувствовать радость жизни. И — да, я действительно каталась верхом на лошади в первый раз! Не знаю, как лошади, а мне понравилось.»