MIBG-терапия в России

Паша Петерфи

Благодаря нашему с вами участию в России впервые удалось ввести в практику новый вид лечения — MIBG-терапию при нейробластоме. Ранее этот вид лечения был доступен для наших больных только за границей.

Нейробластома — очень коварная опухоль. В большинстве случаев она обнаруживается уже на сильно запущенной стадии, третьей или четвертой. Таким больным проводят интенсивное комбинированное лечение: химиотерапию, операцию, облучение, зачастую высокодозную «химию» с аутотрансплантацией костного мозга. Но даже если после этого болезнь кажется побежденной, во многих случаях она возвращается, и такие рецидивы уже очень плохо поддаются лечению.

MIBG-терапия заключается в том, что за некоторое время до аутотрансплантации в организм вводит специальное вещество — метайодбензилгуанидин, сокращенно MIBG. Клетки нейробластомы во многих случаях обладают способностью избирательно накапливать MIBG. Значит, если ввести в организм это вещество, меченное радиоактивным йодом, оно будет концентрироваться в опухолевых очагах и как бы облучать их изнутри. В результате клетки опухоли получают намного большую дозу облучения, чем было бы допустимо при традиционной лучевой терапии. А значит, погибает больше злокачественных клеток и снижается вероятность рецидива.

Однако до недавнего времени в России невозможно было применять MIBG-терапию, так как в нашей стране не производится необходимый препарат йода. А отправлять всех детей на MIBG-терапию за рубеж невозможно по финансовым причинам. Само по себе введение MIBG стоит недорого. Но в течение нескольких дней после введения пациент должен оставаться в клинике в специальном боксе, пока основная часть MIBG не выведется из организма. Ведь и он сам, и все его выделения являются радиоактивными в течение этого времени. Кроме того, чтобы не подвергать ребенка рискам при перелете, последующую аутотрансплантацию и восстановительный период лучше провести в той же клинике — а это уже огромные деньги.

Соответственно, чтобы начать проведение MIBG-терапии в России, необходимо было решить два вопроса: ввоз необходимого препарата радиоактивного йода из-за рубежа и наличие специализированного бокса. И обе проблемы удалось решить! Специализированный защитный бокс был предоставлен Российским научным центром рентгенорадиологии, а ввоз из-за рубежа необходимого изотопа радиоактивного йода с соблюдением всех необходимых мер безопасности был организован и оплачен фондом «Подари жизнь». Это удалось сделать благодаря усилиям многих людей и, конечно же, с помощью благотворителей.

Милена Леванова
Милена Леванова
В августе MIBG-терапия перед аутотрансплантацией была впервые проведена Милене Левановой. Милене всего два с половиной года — большую часть своей жизни она болеет, правда, узнали об этом родители только полгода назад. У таких маленьких детей очень хороший шанс победить болезнь, но для этого нужно пройти все предписанные виды терапии: химиотерапию, терапию радиоактивным йодом, аутотрансплантацию костного мозга и лучевую терапию. Милена стала первой пациенткой Центра детской гематологии им. Димы Рогачёва, которая прошла в Москве весь протокол лечения, включая MIBG-терапию.

Сейчас Милена уже завершает лучевую терапию, после которой — мы очень на это надеемся! — сможет поехать домой в Курган к любимым старшим братьям и папе. Они даже не могли предположить, что им придется столкнуться с такой страшной болезнью, и если честно, не могли предположить и того, что на помощь их девочке придут совершенно незнакомые люди.

А на новый вид лечения уже очередь. Следующий пациент из Центра детской гематологии на MIBG-терапию — Паша Петерфи из Якутии. Фамилия у Паши венгерская, но его предки оказались в Якутии так давно, что в семье уже не помнят, как и зачем тут оказались выходцы из Венгрии. Паша с мамой и папой живет в поселке Мохсоголлох, что означает «соколиное место». Поселок небольшой, до ближайшего города 20 км, до столицы республики, Якутска, 100. И мама, и папа работают в поселке: папа на градообразующем «Якутцементе», мама — в детском доме семейного типа.

До марта этого года их жизнь мало чем отличалась от жизни остальных семей. Дальше Якутска не выбирались, а тут: сначала местная больница, потом республиканская в Якутске, в июле добрались до Москвы. Опухоль, нейробластома, метастазы, невозможно поверить, что все это про их совсем маленького Пашу. И химиотерапия, лучевая терапия и аутотрансплантация тоже про него. Жизнь в больнице сделала Пашу более осторожным и подозрительным к незнакомым людям, особенно к людям в медицинской форме. Даже с детьми Павлик теперь не так охотно знакомится. Наверное, это и значит стать взрослее.

9 ноября Паша будет отмечать свой второй день рождения, тоже в больнице. По этому поводу из Якутии приехал папа, Пашу на выходные переводят из отделения в больничный пансионат, и уже заказан торт в виде любимого паровоза. «Торт нам нельзя, но Павлик хоть посмотрит. А паровоз мы ему, конечно, подарим», — вздыхает мама Катя. Катя уже знает, что совсем скоро после дня рождения её и Пашу ждет еще один, не укладывающийся в голове, вид лечения, та самая MIBG-терапия. Катя уже познакомилась с мамой первой пациентки, Милены Левановой, узнала все бытовые и организационные подробности: изолированный бокс, спецодежда, запрет обнимать и просто прикасаться к сыну, контроль радиационного фона. Катин голос звучит уверенно, она психолог, она должна справиться, только на словах «радиоактивный», «радиация» запинается.

До непонятного, но спасительного лечения у семьи Петерфи есть небольшая передышка, возможность пусть ненадолго, вопреки всем обстоятельствам, окунуться в обычные семейные радости. А у нас с вами есть время, чтобы помочь Павлику — собрать необходимые на сегодняшний день 334 050 рублей на покупку того самого радиоактивного изотопа.