Маша Скрыпник — месяц февраль

Мы продолжаем рассказывать о героях нашего юбилейного года и календаря. Лицо февраля — Маша Скрыпник — на съемочной площадке чувствует себя уверенней с камерой в руках, а не в качестве модели. Ведь Маша будущий кинооператор, сейчас студентка Института телевидения. А началось все с фотографии — самого распространенного развлечения и увлечения подростков в больнице. Семь лет назад Маша заболела лейкозом, чтобы вылечиться, понадобилось три года. Пришлось смириться с тем, что карьеры в спорте уже не добиться, научиться ждать и видеть прекрасное в самых простых вещах.С последним очень помогла фотография и волонтерский реабилитационный проект «Киношкола», благодаря которому Маша очутилась в «волшебном мире кино».

Маша, расскажи, что у тебя нового и интересного происходит в жизни?

Сейчас, пожалуй, самый прекрасный период в моей жизни, я начинаю ощущать свободу и делать первые шаги во взрослой жизни. Я закончила школу, различные курсы и наконец-то поступила в институт. Учусь на первом курсе на кинооператора. Любовь к съемочному процессу началась как раз с «Киношколы» фонда, а потом я как-то загорелась и сказала себе: «Ой, хочу быть кинооператором». Вот и иду к своей цели.

Маша Скрыпник
Маша Скрыпник
Семь лет назад перед тобой стояла совершенно иная цель — победить свою болезнь. Расскажи, как ты попала в больницу?

Мне тогда было 10 лет. Так как я занималась гимнастикой, то мы все раз в полгода все проходили диспансеризацию. Однажды после очередного такого обследования маме позвонили и сказали, что у меня плохие анализы. Я пересдавала кровь несколько раз. В итоге меня на скорой ночью увезли в Морозовскую больницу, а на следующий день я узнала, что у меня рак крови.

И как ты отреагировала на такую новость?

У меня была нестандартная реакция. Просто в конце лета, как всегда, мы с командой должны были поехать на спортивные сборы в Крым. И я больше расстроилась не из-за предстоящего лечения, а из-за того, что не попаду на соревнования. Я даже спрашивала у мамы: «Можно я поеду просто, без каких-либо cильных нагрузок? Ну, пожалуйста!» Просто тогда я была маленькой и особо не сознавала всю трагичность ситуации.

Маша, ты лечилась почти три года. Три года в больнице, как это?

С одной стороны, конечно, тяжело: начинаешь выглядеть по-другому, и постоянно сравниваешь себя с окружающими. Итак сил не было, а я себя еще добивала вопросами: «Почему я не такая, как мои сверстники?» После «химии» чувствуешь себя очень плохо, а на гормонах эмоциональное состояние такое, что от смеха до истерики 5 секунд. А с другой стороны, несмотря на все это, для меня, как ни странно, этот период — часть детства, и довольно веселая. Ведь до этого, вместо прогулок и игр у меня были постоянные тренировки в спортзале. А в больнице у меня было и много друзей, и много свободного времени.

И чем ты занималась в свободное время?

Я помню, что в больнице я начала читать, буквально прочитывала одну книгу за другой. Если же кто-то из знакомых лежал со мной в палате, то естественно мы веселились: играли, рисовали или делали всякие поделки.

Наверняка, за три года лечения были моменты, когда хотелось сдаться, опустить руки. Как ты с этим справлялась? Как настраивала себя на борьбу?

Поначалу я никак себя особо не приободряла. Все-таки я была ребенком и не осознавала, что моя болезнь настолько серьезна и опасна, что от нее можно умереть. Настраивала себя только перед разными болезненными процедурами: уколами или анализами. Я говорила себе: «Так, Маша, нужно терпеть и не плакать, потому что если мама увидит твои слезы, то она тоже заплачет. А этого допустить нельзя». Но однажды мне стало очень плохо. Я сидела на гормонах не две недели, как обычно, а четыре, еще случилось кровотечение. Было очень тяжело не только физически, но и эмоционально. Не хотелось ни уколов, ни таблеток, ни лекарств, единственное, чего я хотела, чтобы меня все оставили в покое. В тот момент на помощь пришли не только семья и врачи, но и волонтеры из фонда. Именно они помогли мне не замкнуться в себе, не остаться наедине со своей проблемой. Здорово, что волонтеры даже самых грустных и неразговорчивых пытаются вытянуть из скорлупы. Я очень благодарна за таких людей рядом со мной.

Маша, а расскажи, про время после больницы. Тебе было тяжело спустя три года вернуться к прежней жизни?

С одной стороны, не смотря на то, что я жила в основном дома в Москве, я очень остро ощущала оторванность от обыденной жизни. У меня был тогда как раз переходный возраст 12-13 лет. А это время, когда в школе появляются новые знакомые, мальчики. Я, пропустив эти 3 года, ощущала себя, как не из мира сего. Но с другой стороны, когда я болела, мои одноклассники приходили ко мне в гости, а иногда навещали меня в больнице. Кто-то постоянно поддерживал со мной связь. Поэтому я довольно быстро влилась в общество.

Хотелось ли тебе забыть про болезнь?

Не то что забыть, скорее закрыть доступ всем окружающем к этой истории. Просто иногда люди об этом начинают подробно расспрашивать, затрагивать слишком личное. Но помнить про это все равно нужно: по-другому начинаешь оценивать все вокруг, приоритеты другие...

А как именно поменялось твое мировосприятие?

Мне кажется, я стала более общительной, более открытой. Сейчас если я вижу, что человеку нужна помощь, пусть и несерьезная, я не буду стоять равнодушно в сторонке, а постараюсь помочь. Ведь я на собственном опыте знаю, как это важно. Я очень благодарна всем, кто жертвовал на мое лечение деньги. Они для меня пример для подражания. Еще болезнь, безусловно, сделала меня сильнее, я не пасую перед трудностями, а ищу решение.

А с близкими произошли какие-то изменения после твоей болезни?

Да, особенно с мамой, она прям пылинки с меня сдувает. Я отношусь ко всему проще, ударилась, разбила коленку, порезалась — обычное дело, может произойти с каждым. А для мамы это прям конец света. Я стараюсь относиться с пониманием, ведь мама прошла со мной весь этот путь от первого шага и до последнего. Я ей очень благодарна за поддержку и любовь.

Маша, а что бы ты пожелала детям, которые сейчас лечатся, и их родителям?

Я бы пожелала детям не обращать внимание на окружающих, на их взгляды или слова. Просто нужно откинуть все недовольство своим внешним видом и понять, что ты лечишься сейчас, борешься за свою жизнь и за будущее. В конечном итоге, все встанет на свои места, и все будет так, как ты того захочешь. А родителям я желаю терпения и побольше душевных сил, которых должно хватить не только на ребенка, но и на себя.

Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.