Сережа Святкин: наша вера не оставила болезни шансов

Героя апреля — Сережу Святкина — помнят все, кто работает в фонде давно: такое не забывается. Четыре года Сережа лечился только в Москве в РДКБ, а до этого еще два года в Питере. Сегодня из марафонца, которым он был во время лечения, Сергей превратился в спринтера-экстремала.

Расскажи, чем ты сейчас занимаешься?

Я сейчас учусь на логиста в колледже. В свободное время, а его у меня достаточно, я занимаюсь экстремальными видами спорта. Зимой катаюсь на сноуборде, а летом — на вейкборде и мотоцикле. В общем, люблю риск и адреналин.

Это попытка оторваться на полную катушку после выздоровления?

Нет, почему? Тяга к экстриму у меня с детства. Я был очень шебутным, веселым ребенком. Никогда не мог сидеть на месте, постоянно чем-то занимался. И болезнь не приглушила желания попробовать что-то новое и опасное, а скорее, наоборот, лишь усилило его. Теперь я знаю, что жизнь порой преподносит сюрпризы, и не всегда приятные. Поэтому, пока все хорошо, нужно пользоваться моментом и воплощать свои мечты. Даже если они опасны для здоровья.

Как ты узнал о том, что болен?

Однажды у меня очень сильно упали тромбоциты, и мы поехали в больницу. Я сдал анализы. После обследования маме объяснили, что со мной происходит. Она скрывала от меня эту информацию, пока было возможно. Потом мы поехали в Санкт-Петербург, и там мне уже стало понятно, что со мной что-то серьезное. Мама рассказала, что у меня есть опасный враг — апластическая анемия. Тогда я понял, что для меня в ближайшее время это ничем хорошим не закончится.

Сережа Святкин на съемках
А как вы попали в Москву?

Нас сначала направили в Самару, а затем сказали, что надо ехать в Москву. Мне ужасно не хотелось в больницу, да еще и так далеко от дома. Но истерик или капризов не было. Я понимал, что выздороветь — это главная цель, и в моих интересах вытерпеть все. Ведь от этого зависит мое будущее.

Как проходила твоя жизнь в больнице?

Каждый день я просыпался с одной единственной мыслью: «Может быть, именно сегодня придет мой доктор и отпустит меня домой». Но много дней все оставалось по-прежнему, я продолжал лечиться. Вообще мой лечащий врач очень помогала, объясняла все, что касается болезни и лечения, я ей благодарен за это. Она обычно приходила ко мне в палату, усаживалась на кровать и рассказывала, что мы будем дальше делать, какие у меня есть проблемы. Бывали моменты, когда я вообще ни с кем не разговаривал — не день и не два, а целую неделю. Мне тогда очень помогли Чулпан Хаматова и Гоша Куценко. Они пришли к нам в гости и пытались развеселить. Но полностью депрессия ушла, когда я пошел на поправку и стал лучше себя чувствовать. Я перестал просто себя мысленно загонять в угол и думать о плохом, о смерти.

Что же ты делал, что заслужил репутацию веселого и заводного даже в больнице?

В отделении в основном я жил очень весело, особенно когда врачи уходили. Мы играли в карты и настольные игры, катались на капельницах и просто бегали и смеялись. В больнице у меня было несколько очень хороших друзей, но к сожалению, сейчас их уже с нами нет. Наверное, мне тяжело вспоминать именно это, а не само время лечения.

А как ты справлялся с их уходом?

Обычно новости о смерти старались тщательно скрывать. Мне никто не говорил о том, что болезнь забрала моего друга. Я узнавал это сам, через интернет. Я не злился, потому что понимал, что это делалось для моего блага.

Два Сережи: Сережа Сергеев и Сережа Святкин на съемках
Ты лечился очень долго, четыре года, как ты себя убеждал, что будешь здоров?

Я себя даже не убеждал, я просто знал, что я обязательно стану здоровым. Я в это верил, мама в это верила, и врач в это верил. Наша вера, можно сказать, просто не оставила болезни ни единого шанса.

А волонтеры к тебе приходили?

Да, волонтеры постоянно были в нашем отделении. С ними связаны все положительные эмоции, веселье и радость. Мы смотрели видео, разговаривали обо всем, что угодно. Делились новостями и историями из жизни. Вообще я им очень благодарен за это, и фонду тоже благодарен за все. Они все вместе делают великое дело, помогают таким как я снова жить нормально.

А что для тебя вообще значит благотворительность?

Благотворительность, это желание людей помогать, которое переходит в поступки. Я это говорю, потому что на себе ощутил, что это такое. Одна московская школа, например, два года подряд устраивала благотворительные концерты в мою пользу. Эти деньги очень мне помогли. Дети и учителя даже навещали меня в больнице. Мне тогда было сложно поверить, что на свете так бывает. Ведь я даже не был знаком до болезни со всеми этими людьми. Их поддержка вселяла в меня веру в успех.

А как проходила твоя реабилитация, когда тебя отпустили домой?

Честно, когда меня уже отпустили домой, я не особо хотел ехать обратно... Прошло четыре года, я уже потерял связь с тем миром, который остался дома. Я даже не знал, что там происходит. И адаптироваться к новой реальности мне не хотелось, я боялся. Как оказалось, зря. Я вернулся домой, начал гулять на улице и общаться с прежними друзьями. Все довольно тепло меня приняли.

А почему ты думал, что не примут, так сильно ты изменился после болезни?

Нельзя сказать, что болезнь меня изменила, скорее закалила. Я начал жизнь воспринимать по-другому. Начал ценить то, что не ценил, когда был маленьким. В каких-то случаях стал думать, делать что-то или нет. Например, какие-то трюки на сноуборде. И иногда боязнь за свою жизнь меня останавливает.

А что бы ты пожелал детям, которые сейчас лечатся?

Я бы пожелал, чтобы они верили, что у них все будет хорошо, и никогда не вешали нос.

Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.