«Мне ничего не хотелось делать, а особенно лечиться»

Герой июля, 19-летний Дмитрий Беляков, вспоминает о том, как столкнулся с болезнью, признается, как плакал, понимая, что ему предстоит... Кто помог ему справиться с первым шоком, что значит для него настоящая дружба и как он относится к своей болезни сейчас — в Димином, по-мужски честном, рассказе.

Расскажи, как твои дела.

У меня все хорошо. Я учусь на втором курсе Технологического университета в Москве, хочу стать программистом. Все мое свободное время уходит на образование. А еще я много читаю. Немного скучно: типичный правильный студент?.. Но, конечно, и для друзей я нахожу время. Вместе мы гуляем или развлекаемся, и в этом плане все стандартно.

Один из твоих друзей — Артур Аветисян, бывший подопечный фонда «Подари жизнь». Ваша дружба началась в больнице?

Да, с Артуром мы подружились сразу после того, как я попал в пансионат при Российской детской клинической больнице. Именно Артур своими разговорами, шутками, а также участием и присутствием смог меня расшевелить, вытащить из шокового состояния. После выздоровления мы оба были на домашнем обучении, поэтому могли часами сидеть в Skype и разговаривать обо всем и ни о чем. Мы стали настоящими друзьями, но не по причине несчастья, нет. Я чувствовал от него колоссальную поддержку, а он от меня. И хотя судьба свела нас в довольно трагический момент, я счастлив, что Артур есть в моей жизни. Он мой верный друг, проверенный самыми страшными в жизни испытаниями.

Дима Беляков
Дима Беляков
Первое время лечение давалось тебе тяжело?

Да, я навсегда запомнил первые тридцать дней в больнице. Этакий испытательный срок, проверка силы духа и тела. До болезни я был очень активным ребенком, много чем занимался, гулял, ходил на футбол, мастерил что-то дома. На физкультуре был первым среди одноклассников. А когда узнал, что у меня рак, то отреагировал, как бы это помягче выразиться, неподобающим мужчине образом. Я разревелся как девчонка, короче! Сама мысль о том, что мне придется много время провести в больнице, далеко от дома, родных и друзей, меня очень пугала. Если честно, я до последнего надеялся, что все обойдется, что болезнь куда-то денется, что у меня просто переходный возраст. Лейкоз никак не соотносился с моими планами на счастливую, тихую и мирную жизнь. В больнице мне ничего не хотелось делать, а особенно лечиться. Я просто лежал и смотрел в потолок. Настроения не было совсем.

И как ты выкарабкивался из этой бездны?

Наверное, время действительно лечит. В тот страшный месяц меня вообще не нужно было трогать. Я знал, что никакие разговоры, уговоры, шутки или подарки мне не помогут. Мне нужно было самому осознать происходящее, а главное — понять, как с этим жить: смириться и плыть по течению или бороться.

И что же ты выбрал?

Конечно же, бороться, ведь без борьбы, без дикого желания выздороветь с этой болезнью не справиться. К тому же мне тогда было уже десять лет, и я многое понимал. К примеру, я знал, что очень дорог своим родителям и что ради них и своего будущего я не имею права сдаваться. Мама, конечно, все время была рядом со мной, переживала все мои взлеты и падения. Она меня подбадривала как могла, а в самые сложные минуты была «подушкой», в которую я мог выплакаться. Помню, что пока принимал гормоны, вообще был невыносимым, очень капризным ребенком. Поэтому я бесконечно благодарен моей маме за терпение и понимание.

В больнице ты провел довольно много времени. Было же наверняка и что-то хорошее?

Да, конечно, хорошего было даже больше. Мы дружили небольшой компанией мальчишек и девчонок. Часто собирались у кого-нибудь в комнате поболтать или поиграть в настольные игры. Вообще любая игра со сверстниками как будто ставила жизнь на паузу. Мы забывали, что находимся в больнице, что у каждого из нас есть смертельно опасный враг, которого мы всеми силами стараемся победить. Еще от грустных мыслей очень спасали поездки, которые организовывал фонд. Даже обыкновенный поход в кино превращался в праздник. Точно могу сказать, что такие мероприятия очень помогают детям, потому что вытесняют из головы мрачные мысли: «Опять будет химия, опять будет плохо... Да и вообще сколько можно "капаться"!»

А как ты узнал о фонде «Подари жизнь»?

О том, что есть фонд, который будет помогать мне бороться с болезнью, я узнал от мамы. Именно она мне рассказала, как много «Подари жизнь» делает для таких, как я. Меня это потрясло. Я подумал, что если на свете есть волшебники, они точно работают там, в фонде. А потом в отделение стали приходить волонтеры. От них я узнал, что фонд не только собирает деньги на лекарства, но и оказывает психологическую помощь. Благодаря волонтерам жизнь в отделении становилась веселее. Они умеют общаться с каждым, даже с очень замкнутым ребенком. Я не был исключением.

Что такое благотворительность?

Судя по моему опыту, благотворительность — это безвозмездная помощь и поддержка. Люди сочувствуют другому человеку, сопереживают его горю и стараются помочь. Кто-то вкладывает свои душевные силы, как это делают волонтеры, кто-то — деньги.

Дима до болезни и Дима после болезни — это два разных человека?

Не думаю, все-таки я остался таким же, просто ушла беспечность. Многие говорят, что болезнь делает ребенка старше. Это действительно так. Я стал терпимее относится к окружающим, меньше переживаю из-за жизненных неурядиц или проблем. Единственное, что может вывести меня из себя, — когда сверстники говорят о суициде. Я вообще не понимаю, как можно об этом думать. Жизнь — это самое дорогое, что у нас есть. Ею нельзя разбрасываться, ее нужно беречь.

Что бы ты хотел пожелать детям, которые лечатся сейчас?

Главное — не зацикливайтесь на болезни. Старайтесь отвлекаться, общайтесь, улыбайтесь, смейтесь! Все это очень важно сейчас. Тогда лечение пройдет легче.