«Мне еще только предстоит стать хорошей медсестрой»

Катя Тарасова (Рождественская) — давнишняя пациентка Российской детской клинической больницы. Еще во время лечения ей стало понятно, что медицина будет занимать в ее жизни особое место. Так и получилось: теперь Катя медсестра и работает в Центре детской гематологии им. Димы Рогачева вместе со своим лечащим врачом Ларисой Шелиховой.

Катя Тарасова (Рождественская)
Катя Тарасова (Рождественская)
Долгая и запутанная история болезни Кати началась в 2003 году с обычной (даже глупой) шишки. Кате было двенадцать лет, она активно занималась спортом, ходила во все возможные секции, но однажды упала и набила шишку, которая почему-то не проходила почти полгода. Ее удалили в РДКБ, заподозрили неладное и предложили начать лечение без диагноза. Но родители Кати не согласились и увезли дочь домой. В 2005 опухоль выросла снова. Катя опять оказалась в РДКБ. Врачи решили взять биопсию, чтобы поставить диагноз, но каким-то странным образом за одну ночь опухоль почти исчезла, стала размером с горошину. Девочку снова отпустили домой. После этого в течение почти трех лет опухоль то появлялась, то исчезала. В 2008 году она выросла снова, стала болеть и дала метастазы в лимфоузлы. Первого сентября Катя пошла в школу в 11 класс, а второго сентября ее госпитализировали в РДКБ. Где, наконец, стал понятен диагноз — лимфома.

Все это время рядом с Катей была ее лечащий врач Лариса Николаевна Шелихова. «Замечательная, я ее очень люблю, — признается Катя. — Хорошо помню, как мы вместе ревели, когда нам сказали диагноз. Было страшно, конечно. Но Лариса Николаевна так себя повела в итоге, так поставила дело, что мы поняли: все поправимо, излечимо, надо только настроиться на работу. И как-то слезы сразу высохли! Я очень благодарна ей за тот позитивный взгляд и настрой. И даже когда мне было тяжело во время лечения, у меня никогда не было мысли о том, что все плохо и ничего хорошего не будет. Видимо, я к тому же закоренелый оптимист».

Катя во время лечения
Катя во время лечения
Катя вспоминает, что уже тогда в больнице все время наблюдала за тем, как работают врачи и медсестры, смотрела на их руки... «Мне всегда нравилось все, что имеет отношение к медицине, у нас в семье много медиков, и уже тогда я начала понимать, что хочу сюда. Поэтому и поступила в Московский областной медицинский колледж. А на время учебной практики попросилась в Центр им. Димы Рогачева. Спрашиваю Ларису Николаевну, нет ли у них места, а самой стра-а-ашно! Но она меня сразу к себе взяла. И у меня все стало быстро получаться, потому что я помнила, что и как делали девочки-медсестры, когда я болела».

Резонный вопрос: а не хотелось ли, наоборот, сбежать из больницы раз и навсегда? «Нет. Наверное, потому, что болезнь дала мне гораздо больше, чем отняла. Боль и все неприятное очень быстро забылось, осталось только хорошее, а хорошего было много. Да и вообще я старалась быть героем, чтобы не огорчать Ларису Николаевну и всех докторов, и терпеливо все выносила. И сейчас я стараюсь изо всех сил. Я ведь только начала работать, и мне предстоит еще стать хорошей медсестрой. Я еще не имею достаточного опыта, необходимых знаний и умений, все это приходит со временем». Общаясь с пациентами, о своем прошлом Катя предпочитает не распространяться, смущается, да и не понимает до конца, стоит ли рассказывать подобное о себе или нет. Но, с другой стороны, иногда это помогает ей найти общий язык и взаимопонимание с родителями.

Катя с семьей
Катя с семьей
Катина жизнь сегодня — это не только работа. Еще во время учебы она познакомилась со своим будущим мужем Антоном. Он учился вместе с ее братом, и однажды большой студенческой компанией они уехали в Питер. Через десять месяцев после знакомства они поженились. «Антону я выложила про себе все как есть, ничего не скрывала. И он не испугался — наоборот, уже через пару месяцев сделал мне предложение», — вспоминает Катя. Сейчас у Кати с Антоном трое детей! Двухлетний Женя, трехлетний Федор и старший — пятилетний Костя. «Они у нас и похожи, и нет. Когда их видишь всех троих одновременно, сразу понятно, что они братья, но если присмотреться — все разные. Глаза у всех одинаковые, карие. Сейчас самое главное у нас — поехать в зоопарк, потому что мы изучили всевозможные книжки про животных, козявок и насекомых. Теперь надо посмотреть на все это своими глазами. Мальчишки у нас очень ласковые, любят подойти, обнять и поцеловать».

Пока рождались дети, работать Кате, конечно, не удавалось. Она пришла в больницу в 2012 году, через полтора года ушла в первый декрет и вот недавно вернулась из третьего. Ее дети уже знают, что мама лечит людей. Но сложно ли соблюдать субординацию, когда начальник является еще и бывшим лечащим врачом? «Она врач, я медсестра, это очень важно в работе, — уверена Катя. — Но я все равно все еще чувствую себя ее пациентом. Просто она обо мне до сих пор заботится. Кроме того, я не могу отделаться от мысли, что Лариса Николаевна — мой ангел-хранитель».

Лариса Николаевна Шелихова
Лариса Николаевна Шелихова
Взгляд с другой стороны

Лариса Николаевна, расскажите, как вы познакомились с Катей, как она стала вашей пациенткой?

С Катей мы познакомились давно, когда я еще была в ординатуре. Первый раз она к нам пришла, когда ей было лет восемь. Или десять. Я помню, что ей никак не могли поставить диагноз. Поэтому лечить Катерину мы стали уже в возрасте 15 или 16 лет. И, соответственно, тогда она и стала моей окончательной пациенткой.

А какой она вам запомнилась?

Разной. И грустной, и веселой, и в тяжелых ситуациях, и в обычной жизни. У Кати очень хорошая семья, которая всегда ей помогала, мама, которая постоянно ее поддерживала. И поэтому она всегда была хорошим, добрым и милым подростком.

Как вы отнеслись к Катиной идее стать медсестрой?

Я подумала, что это будет сложно, потому что она в то время еще лечилась. Но Катерина такой человек — она всегда достигает своей цели, исполняет свои желания. Поэтому она пошла учиться туда, куда задумала, а потом пришла к нам работать. Я надеюсь, что эта учеба будет не последней в ее жизни.

Как Катя пришла к вам работать?

Просто пришла и сказала: «Я хочу быть медсестрой». Сначала устроилась на практику, а потом уже на работу. Мне казалось, что ей приходится тяжеловато, что ей надо было выбрать более легкую специальность, но она справилась.

А как сейчас строятся ваши взаимоотношения?

Как у любого руководителя и подчиненного. Хотя в то же время я надеюсь, что мы остались хорошими друзьями. И иногда я бываю ее лечащим врачом. Иногда, очень редко.