«У меня особое отношение к смерти, я ее не боюсь»

Героине октября Алине Болотиной 23 года. Она заканчивает университет и не жалеет, что не стала актрисой. Она помнит о том, как проходила лечение, хотя это было много-много лет назад. Она рассудительна, красива, у нее лучезарная улыбка и очень позитивный взгляд на жизнь. А еще у Алины очень много мудрых мыслей, которыми она готова (с удовольствием) поделиться.

Расскажи, как твои дела. Чем ты сейчас занимаешься?

Вы начали, пожалуй, с самого сложного вопроса. Сейчас я, как бы это правильно сказать, наверное, пытаюсь найти себя, пытаюсь понять, где оно — мое место в жизни. Я учусь последний год в университете, поглощена учебой и пытаюсь сесть за дипломную работу. Но мысли об этом, если честно, меня очень сильно тяготят. Я, к сожалению (а может быть, и к счастью), не стала актрисой, как мечтала. Я культуролог, но, мне кажется, пути Господни неисповедимы, поэтому если актерское мастерство — это мое, то оно ко мне придет. Я искренне считаю, что нужно уметь радоваться тому, что не все сбывается, чего мы хотим. Порой это даже к лучшему.

Алина Болотина
Алина Болотина
А что ты делаешь в свободное время?

Люблю встречаться с друзьями или просто гулять по Москве. Этот город каждый день дарит мне новые впечатления, открывается для меня с новых, неожиданных сторон.

Да, но в Москву ты попала при довольно трагических обстоятельствах...

Мы узнали о моей болезни, когда все было совсем запущено. В конце 2005 года у меня стали очень сильно болеть кости. Я даже ходить не могла. В декабре я попала в больницу, и врачи решили, что у меня воспаление почек. Они провели соответствующее лечение, но боли не утихали, а, наоборот, только усиливались. Меня направили к гематологу, взяли кровь из вены и поставили диагноз: рак крови. Врачи сразу же начали очень жесткое лечение, потому что у меня обнаружили не просто лейкоз, а острый лимфобластный, да еще и с филадельфийской хромосомой. Это меня нисколько не удивило: я всегда любила выделяться из толпы, и тут тоже отличилась! В своем родном Томске я пролечилась около месяца. Было ощущение, что не только мои одноклассники, но и весь город старался мне помочь. Именно благодаря всеобщей помощи я оказалась в Москве. Это совершенно удивительный случай. Наши знакомые увидели по телевизору программу с Федором Бондарчуком и Чулпан Хаматовой, в которой они, в том числе, говорили о помощи детям с онкологией. После чего обо мне написали Федору Бондарчуку на сайт. Он откликнулся, и благодаря его усилиям я оказалась в Российской детской клинической больнице.

Как ты восприняла новость о болезни?

Узнать в 11 лет, что у тебя рак крови, — это удар, и его нужно правильно принять. Нельзя расслабляться, раскисать и опускать руки. Наоборот, необходимо сгруппироваться, как будто в тебя летит что-то тяжелое. Нельзя впадать в панику. Наверное, в силу возраста я не до конца понимала серьезность своей болезни. Но когда у меня на глазах стали уходить мои друзья из отделения, я поняла, с чем имею дело.

И как ты справилась с уходом друзей?

Теперь у меня особое отношение к смерти, я ее не боюсь. Я понимаю, что у каждого из нас свой срок и нельзя тратить время зря. Нужно выжимать из себя и из жизни все, что только возможно. Важно понимать, что ты полон добра, любви и нежности. И что у тебя есть, что подарить другим. Видимо, не зря я увидела смерть так близко. Путь моих друзей был не такой длинный и очень непростой, но я верю, что именно они сделали меня и своих близких сильнее и мудрее.

Какой тебе запомнилась больница?

В Томске это было серое, мрачное место. Там не было детского онкологического отделения, и я лежала вместе со взрослыми людьми. Это было очень тяжело... Но когда я оказалась в Москве, все кардинально изменилось. Я даже не знаю, как это объяснить. У меня самые теплые и светлые воспоминания о врачах, друзьях по несчастью и волонтерах. Иногда даже ностальгия накатывает.

А как ты познакомилась с фондом «Подари Жизнь»?

Собственно, из той самой программы с Федором Бондарчуком и Чулпан Хаматовой. Хочу сказать, что все люди, которые работают в фонде, — необыкновенные. Они открыты миру, у каждого из них внутри целая вселенная, это не передать словами. Я рада, что они встретились мне на моем жизненном пути.

Алина Болотина
Алина Болотина
Я смотрю на твои фотографии во время лечения, и меня поражает твой позитивный настрой. На каждой фотографии ты смеешься или улыбаешься. Неужели тебе не было страшно, или ты просто никогда не показывала своего страха окружающим?

Конечно, я ощущала и страх, и уныние, и тревогу. Но старалась не показывать их. Меня окружали близкие, родные люди, и я понимала, что я для них очень важна. Я знала, что их эмоциональное состояние полностью зависит от меня. Поэтому, если бы я показала им, что мне плохо, то им было бы тоже плохо. Они все сплотились вокруг меня и не давали мне раскисать. Да, и эмоционально, и физически мне было тяжело, но об этом я думала только тогда, когда была наедине с собой. Зачем это другим? Я знала, что темная полоса в моей жизни когда-нибудь закончится, а за ней будет светлая. Борьба с раком — это очень высокая планка, но она была мне для чего-то дана. И нужно радоваться тому, что мне выпали такие испытания. Благодаря им можно подняться намного выше и увидеть намного больше.

А какой ты стала, победив болезнь?

После болезни я вернулась домой совершенно другим человеком. Я считаю, что с детством я навсегда распрощалась в тот момент, когда перешагнула порог больницы. И как бы цинично это ни прозвучало, но мне было не слишком интересно со сверстниками. У меня возникали более глубокие вопросы: «Для чего мы живем? Зачем? Как мы живем и можно ли что-то исправить?» Но в 12 лет такие вопросы обычно не возникают, хочется еще быть ребенком. Я стала не по годам мудрым и рассудительным человеком.

Тебе не хотелось вернуться обратно в детство?

Меня там никто особо не ждал! Сверстники не принимали меня. Я была лысая, пила гормоны, из-за которых врачи называли нас паучками: от гормональных лекарств раздувает живот и щеки, а руки и ноги остаются худыми. Мои одноклассники смотрели на меня с удивлением, даже с агрессией, которая, наверное, возникала от недопонимания. Они просто не знали, как общаться со мной. Но все испарилось, когда я начала приобретать человеческий образ. Наверное, сверстники ожидали, что я буду обижаться, но я понимала природу их поведения и никакой злости на них не держала. А еще мне было очень комфортно одной. Слушать и слышать, а главное, понимать свой внутренний голос я научилась именно в больнице. Многие люди боятся одиночества, не могут оставаться наедине с собой. Поэтому заглушают свои мысли музыкой, фильмами или общением с друзьями. А мне кажется, что очень важно научиться слушать себя, действительно понимать себя, свои желания.

Как в повседневной жизни тебе помогает твой жизненный опыт?

Я просто помню о том, что все может быть куда хуже. Вспоминаю об этом, когда сталкиваюсь с какой-то несправедливостью, с чем-то нехорошим. Стараюсь помогать и говорю всем, что всегда найдется очень много светлых людей, которые обязательно помогут подняться. Ведь так было со мной.

Что бы ты хотела сказать детям, которые сейчас борются с болезнью?

Найдите в себе силы и терпение. Надежда должна быть всегда, про нее я даже не говорю. Я желаю именно терпения. Чтобы справиться с тем, что произошло, надо в себе открыть неиссякаемый поток любви и добра.

Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.