Артем Сизов

Двухлетнего Артема мама воспитывает одна. Папа Артема ушел из семьи, когда малышу было всего три месяца. Не смог принять, что его сын «не такой как все». Дело в том, что у Артема с рождения нарушена пигментация на лице, а именно у мальчика родимое пятно немного больше привычных размеров. «Конечно, было тяжело, когда муж ушел, но сейчас думаю, что хорошо, что он сразу себя проявил, ведь это был всего лишь косметический дефект на коже, ничего страшного. А тут такая реакция! За прошедшие полтора года я как-то приспособилась выживать с сыном одна, устроила его в садик пораньше, планировала выйти на работу», — рассказывает Наталья, мама Артема. За время пока она была в декрете и поднимала сына одна, без поддержки бывшего мужа, постепенно копились долги, денег все время не хватало. Поэтому Наталья спешила выйти на работу, хотелось наконец начать зарабатывать.

Артем Сизов
Артем Сизов
Но спустя всего неделю после того, как Артем пошел в садик на несколько часов в день, у него начался кашель. Он был необычно сильным, лечение не помогало, поэтому участковый терапевт поспешил направить на рентген. На снимке было видно пятно, которые врачи приняли за пневмонию, но дальнейшее исследования показали, что у мальчика большая опухоль в брюшной полости, которая распространилась на легкое. Оказалось, что это нейробластома, и уже три месяца Артем борется с болезнью в Московском областном онкологическом диспансере (г. Балашиха).

На время химиотерапии Наталья и Артем ложатся в больницу, а в перерывах между «химиями» возвращаются домой, в деревню Ботово в Ногинском районе Московской области. Пока они дома, Артема несколько раз в неделю нужно отвозить в Москву на сдачу анализов и на консультации к врачам. На общественном транспорте Артему сейчас ездить нельзя, у него снижен иммунитет после «химии», а пропускать сдачу анализов тоже нельзя. Машины у Натальи нет, приходится брать такси от деревни до Москвы, а потом обратно. Одна такая поездка обходится в 3500 рублей. А всего за две недели перерыва в лечении таких поездок нужно сделать две.

А еще Артему необходимо хоть немного набрать вес. Мальчик сильно похудел после третьего блока, почти три недели не ел, только пил. Накормить двухлетнего малыша и так непросто, а Артем совсем ничего не хочет, поэтому когда он внезапно просит есть, Наталья готова исполнить любой каприз сына, занимает денег и бежит в магазин. Иногда несколько дней подряд Артему не хочется ничего, кроме творожков «Агуша». Иногда его удается уговорить съесть несколько баночек детского питания с мясом. А неделю назад он вдруг попросил красное яблоко, а потом в течение недели ел только все красное: борщ и яблоки.

«Я покупала еду Артему в долг. Поначалу мне давали деньги знакомые, но сейчас уже не у кого просить, всем задолжала за три месяца лечения. Все понимают, что я отдать не смогу, ведь на работу мне не выйти, бывший гражданский муж не помогает, — делится Наталья. — Тяжело просить денег у незнакомых людей, но что делать, ведь мне нужно вытащить сына, нужно покупать ему еду, которую он просит. А есть еще лекарства, которые ему нужны каждый день, и эти поездки на такси в больницы… »