Вадим сдаваться не собирается

20-летний Вадим Сафаров вернулся в Центр детской гематологии со вторым рецидивом лейкоза. Ему предстоит вторая пересадка костного мозга. Отчаивается ли этот красивый, высокий, но очень похудевший юноша? Нет. Потому что считает, что три — счастливое число, поэтому третий раз в больнице — должен стать для него счастливым и, наконец, последним. У Вадима два старших брата. Один из них уже стал донором костного мозга, на этот раз помочь Вадиму должен второй. Но в качестве донора он подходит только частично, поэтому перед ТКМ необходимо провести очень важную и дорогостоящую процедуру очистки трансплантата. Она обойдется в 1 200 000 рублей.

Поездку в Москву Вадим использует с пользой для себя. Заказывает два огромных, профессиональных кухонных ножа — Вадим учится на повара. Один нож для нарезания суши и роллов — любимой еды его девушки. Второй — универсальный. А всего четыре года назад Вадим мечтал стать летчиком. И даже пошел учиться в летное училище. Но когда врачи обнаружили у него лейкоз, жизнь юноши изменилась: глобальные мечты о небе и полетах сменились на самые земные — просто жить, быть здоровым и счастливым. О мотивации и вере в судьбу Вадим рассказывает сам.

Вадим Сафаров в отделении Центра детской гематологии
Вадим Сафаров в отделении Центра детской гематологии

Начало борьбы и первый рецидив

«В 2014 году, после девятого класса, я переехал из города Шуи Ивановской области в Подмосковье, в Монино: там я поступил в училище первоначальной летной подготовки. Отучился до февраля, а потом мне стало плохо, поднялась температура. В медпункте мне сразу сделали три укола, вроде, помогло. Но я все равно решил поехать домой: думал, вдруг пневмония? Дома все и обнаружилось. В Иваново доктор сразу сказал: «Я бы вам помог, но не могу». Он добивался, чтобы нас взяли в Москву, и нам удалось попасть на лечение в Центр Димы Рогачева. Помню, что мама сильно плакала. А я не понимал, что со мной происходит. Приехали сюда, мне катетеры вставили, этот торшер (инфузомат — прим. ред.) подключили, сразу наркоз пошел, химия. Меня рвало сильно, и я резко похудел — на 15 килограммов.

Нам врачи говорили, чтобы мы ничего не читали в интернете про свои диагнозы, а то нам станет страшно, но на самом деле это лечится.

Я и не читал. Просто узнал, что у меня за болезнь. Не просто рак, как все привыкли говорить, а лейкоз — заболевание крови. Семь месяцев я лечился. Хотели сделать пересадку, но передумали. Вроде, все и так хорошо было, ремиссия. Отправили домой.

Вадим Сафаров, 2016 год
Вадим Сафаров, 2016 год

О том, чтобы стать летчиком, речи больше, конечно, не шло. В армию тоже нельзя. В Шуе я поступил на автомеханика. Месяц проучился, обнаружили рецидив. Я снова вернулся в больницу, на этот раз точно была нужна пересадка, донором стал старший брат. Лечился после трансплантации долго. И пока лежал в больнице, смотрел ролики про готовку. И так загорелся этим! Заказал набор японских ножей, а после выписки и восстановления поступил в Ивановский колледж пищевой промышленности.

Врачам пообещал, что есть некоторые продукты не буду — только готовить их. Готовлю я вкусно, всем нравится. Больше всего своей палитрой вкусов привлекает китайская кухня.

О мотивации и любви

На повара я отучился год, все было хорошо, доктор мой, Лариса Николаевна Шелехова, разрешила мне чуть-чуть спортом заниматься, плаванием, бегом. Я сдал на права, хотел уже машину покупать. Перешел на второй курс, один день проучился, очень сильно заболело горло. Сдали кровь — и вот опять.

Конечно, я огорчился, но у меня сильная мотивация! Я знаю, что поправлюсь. Дома меня ждет девушка Юлия. Мы вместе три с половиной года, ей 19 лет. Она приезжала в больницу, когда я болел второй раз: на 14 февраля, на день рождения, летом. Подарила машинку на пульте управления — как я хотел. Родители ее ко мне очень хорошо относятся, и я их всех очень люблю.

Вадим Сафаров, 2016 год
Вадим Сафаров, 2016 год

Когда случился первый рецидив, мне родители сначала ничего не сказали, они думали, что произошла ошибка. И я думал, что все хорошо, ведь никто ничего не говорит. Потом второй раз сдал — и тогда они мне сказали. Я спросил: почему же вы молчали, вы же все знали? Они не хотели меня расстраивать, а у меня началась истерика, я плакал.

В этот раз я был спокоен. Мама всегда говорила, что сдаваться никогда нельзя. Я это принял и не сдаюсь.

О больничной еде, цвете крови и планах на будущее

Кормят в больнице, конечно, не так вкусно, как умею готовить я. Гречка с мясом, рис с мясом, а я так не люблю «пустой» рис. Скучаю по своему мясу. Мясо я готовил с луком и чесноком, а фирменное мое блюдо — курица в горчично-медовом соусе, очень сладкая и пикантная. Но понравится она только любителям сладкого мяса, наверное. О курице своей я сейчас очень мечтаю. Но пока — строгая диета. А скоро еще и трансплантация, на этот раз от второго брата, тоже старшего. Но ее я не боюсь. Это же не операция, а простое переливание крови. Вешают пакетик цвета разбавленного абрикосового сока. И ты ждешь.

В планах окрепнуть после больницы, на ноги встать. Потому что после пересадки состояние будет так себе. Потом хочу купить машину, закончить учебу. Семья, дети: это обязательно. Брат предлагает открыть свой ресторан. Сказал, что люди любят вкусно и много есть и готовы хорошо за это платить. А я обязательно научусь вкусно готовить».

Чтобы помочь Вадиму, пожертвуйте любую сумму на проект «Трансплантация костного мозга».