Подростки в больнице: еще не взрослые, но уже не дети

Подростки действительно часто оказываются в ситуациях, когда им хотелось бы, чтобы к ним относились как к взрослым, а не как к детям. Но это только одна сложность. Иметь дело с подростками зачастую оказываются не готовы и родители, и медицинский персонал. И это только осложняет ситуацию. Продолжение темы «Как сказать ребенку о том, чем он болеет».

См. предыдущие статьи психологов фонда «Подари жизнь» Алины Хаин и Натальи Клипининой в рубрике «Психология: о смыслах и чувствах»:

Фоторабота Елены Гунст, 17 лет. Об одиночестве
Фоторабота Елены Гунст, 17 лет. Об одиночестве

Что происходит с ребенком, когда он становится подростком?

Естественный бурный рост сопровождается обилием физиологических и психологических изменений. Самое главное — в этом возрасте должна произойти сепарация, то есть отделение ребенка от родителей: детям необходимо становиться самостоятельными. Из-за этого почти в каждой семье возникают существенные изменения и сложности в коммуникации, конфликты, которые необходимы ребенку, чтобы выстроить границы собственной личности и психики.

В этом возрасте подростку больше всего важны две вещи: выбор профессионального ориентира и общение со сверстниками. Именно эти виды деятельности помогают ему стать более независимым в семье и более включенным в общество, настроиться на создание своих жизненных приоритетов, карьеры и собственной семьи. Все остальные интересы отходят на второй план.

Если подросток, почти вышедший из-под опеки взрослых, попадает в больницу, все его психологические приобретения и интересы оказываются под угрозой.

Он снова попадает в зависимость от родителей, под их контроль, что, конечно, вызывает дискомфорт.

Кроме того, в отличие от маленьких детей, подростки более чувствительны к нарушению своих границ, к тому, что их воспринимают как пассивных пациентов, а не активных участников происходящего.

Еще одна важная деталь: попав в больницу, подросток вынужден прервать отношения со сверстниками или сильно модифицировать их. Чаще мы видим, что отношения прерываются или отходят на второй план, потому что в нашем обществе восприятие тяжелых болезней часто сопровождается приклеиванием различных ярлыков, и многие дети не хотят говорить о проблемах со здоровьем, боятся обсуждать их со сверстниками, опасаясь, что из-за болезни к ним станут хуже относиться. Кроме того, они неохотно идут на контакт с подростками в отделении, потому что видят в них не поддержку, а болезненную возможность примерить чужое несчастье, чужую судьбу на себя.

Фоторабота Дарьи Григорьевой, 16 лет. О том, что интересно
Фоторабота Дарьи Григорьевой, 16 лет. О том, что интересно

Стоит ли говорить с подростком о болезни?

Важно помнить, что дети в этом возрасте очень чувствительны к любого рода изоляции и, скорее всего, болезненно отнесутся, если родители решат полностью оградить их от информации о болезни и перспективах. Тем более что скрыть что-либо от подростка совершенно невозможно. Хотя бы потому что они видят название отделения, в которое попадают, слышат докторов, других родителей и подростков в отделении, им доступен интернет, соцсети, и им несложно понять, что болезнь может представлять угрозу их жизни. Если родители молчат, дети теряют доверие к ним, к миру вообще и лишаются эмоциональной поддержки.

Кроме того, с 15 лет подростки имеют право получать всю интересующую их информацию. Однако закон не объясняет, как именно преподносить ту или иную информацию, в каком объеме, когда и кому. В основном в этих вопросах врачи ориентируются на мнение родителей. И случается, что родители запрещают говорить о болезни с детьми.

Но информация очень важна подросткам. Они хотят знать о том, что с ними происходит, не меньше, чем взрослые.

Поэтому обычно они оказываются более осведомлены и информированны о своем состоянии, чем это кажется родителям.

Парадокс заключается в том, что обычно дети скрывают свою информированность от взрослых. Почему? Подросток защищает и щадит родителя. Кроме того, он еще не совсем вышел из возраста, когда он во всем слушался и подчинялся взрослым, ему еще свойственно по инерции следовать детскому стереотипу: если взрослый сказал, значит, так оно и есть, значит, так и надо действовать. Ребенок только начал выходить из этой защитной капсулы, становиться более активным и инициативным, но в больнице он снова может в нее попасть, тем более что опыта отстаивать свою позицию у него пока нет. Кроме того, дети обычно бывают эмоционально чутки к своим родителям, и если видят, что мама плачет, стараются не расстраивать ее еще больше.

Фоторабота Насти Власовой, 12 лет. О хорошей компании
Фоторабота Насти Власовой, 12 лет. О хорошей компании

Легализация права быть

Почему родители не говорят с детьми о болезни? Разумеется, из добрых побуждений. Они хотят защитить ребенка, оградить его от опасностей, и замалчивание кажется им наиболее оптимальным и привычным способом помочь.

Родителям важно знать, что скрыть от подростка информацию невозможно. Когда мы, психологи, говорим с ними о этом, то видим, что они зачастую меняют свою точку зрения. И вот тут происходит самое интересное: когда взрослые решают поговорить с ребенком, оказывается, что его уже не нужно информировать, он все знает, и начатый разговор просто легализует возможность обсуждать болезнь и все, что происходит, волнения, тревоги, другие чувства — открыто. Это большое облегчение не только для ребенка, который теперь может обсуждать свои волнения и страхи, но и для родителей, которые теперь тоже могут наконец не прятать слезы.

Парадоксальным образом информация о жизнеугрожающем заболевании может быть не так травматична для ребенка, как это кажется взрослым. И это тоже связано со спецификой возраста. Подросткам свойственно не всегда драматизировать, но и романтизировать тяжелые ситуации, даже связанные со смертью. Отсутствие жизненного опыта, романтизация болезни и геройствование иногда даже приводят к тому, что ребенок может оказывать сопротивление в лечении, например, оказаться от пересадки костного мозга. К счастью, это случается крайне редко, но могло бы случаться чаще, если бы заболевания протекали более бессимптомно.

Фоторабота Татьяны Костенко, 10 лет. Об общении, пусть и удаленном
Фоторабота Татьяны Костенко, 10 лет. Об общении, пусть и удаленном

Что нужно, чтобы подросток лучше чувствовал себя в больнице и успешнее адаптировался к ситуации?

  • Уважать его интересы, личные границы, а также потребность участвовать в собственной жизни и принятии решений. Для большинства детей лечение проходит успешно, и это является колоссальным опытом и моделью поведения в кризисных ситуациях в будущем. Как он будет вести себя в сложной ситуации? Прятать голову в песок, как страус, либо чувствовать себя активным, способным что-то изменить, включенным? В сложной ситуации важно приобрести новые навыки заботы о себе, контроля своего состояния и гибкоcти в выборе оптимального поведения.

  • Постараться сохранить общение со сверстниками. Не забрасывать обучение, продолжать строить планы. Поощряйте фантазии ребенка о будущем: именно они помогают формироваться важным психическим структурам, без которых невозможно взросление.

  • Следить за тем, чтобы медицинские процедуры не унижали дополнительно. Если это возможно, не устанавливать дополнительные ограничения, сохранять приватность и интимность. Избегать боли и давать подростку возможность выбора. Родителям стоит быть осторожными в высказываниях. Фразы «Ну что ты как маленький?»,«Сколько тебе лет, а ты плачешь» очень ранят ребенка. Важно принимать его, понимать, что ему необходима поддержка, что он имеет право на слабости и даже капризы.

  • С пониманием относиться к сложному лечению. Если из-за приема гормонов ребенок, например, стал быстро набирать вес, стоит поговорить об этом со специалистом. Подростки очень чувствительны ко всему, что происходит с их телом. Прибавка в весе, потеря волос — иногда это становится самой острой проблемой. Они могут быть более обеспокоены тем, как они выглядят, чем тем, что болезнь угрожает жизни. Стоит помочь им в выборе комфортной одежды, которая будет подчеркивать достоинства и скрывать временные недостатки.

  • Подумать, как вы будете говорить окружающим о том, что случилось с подростком. С одной стороны, важно никого не пугать и не препятствовать общению. С другой стороны, не стоит скрывать информацию, любая таинственность вызывает множество мифов. В доступной форме сообщите близким, друзьям, в класс, в школу то, что произошло, в чем сейчас нуждается подросток, чтобы и у ребят тоже формировался опыт правильного социального поведения в этой ситуации, чтобы ситуация не изолировала, а объединяла.

  • Поддерживать ребенка. Большинство подростков c удовольствием смотрит кино или мультфильмы, в которых раскрывается тема преодоления, героизма, человека в сложных ситуациях. «1+1», «Тайна Коко», «Лед», мотивирующие фильмы и ролики про футболистов, вообще про спортсменов. Эти образы помогают выстоять. Смотрите их вместе с ребенком: это позволяет лучше понять, что беспокоит подростка, сближает родителей и детей.

Фоторабота Варвары Старченко, 14 лет. О времени, которое не стоит терять
Фоторабота Варвары Старченко, 14 лет. О времени, которое не стоит терять

  • Стараться сделать так, чтобы у подростка не было ощущения, что время, проведенное в больнице, потеряно. Если состояние позволяет, необходимо включаться в новые виды деятельности, открывать в себе новые возможности: учить языки, совершать виртуальные путешествия, знакомиться с миром, участвовать в олимпиадах, приобретать знания и навыки, которыми затем можно похвалиться. Важно не чувствовать себя жертвой.

  • Не игнорировать потребности подростка: если он хочет говорить про болезнь, значит, нужно говорить. Обязательно спрашивайте, все ли ему понятно, не хочет ли он что-то узнать еще, что его волнует. Помните, что его может не интересовать то, что интересует вас. Что он может не ощущать глубину и драматизм происходящего. Даже в очень тяжелых ситуациях благодаря тому, что у ребенка есть возможность открыто про это говорить, ему становится легче.

  • Не бояться. Подростки с меньшим трагизмом реагируют на то, что происходит, они могут поплакать, попереживать, но их гораздо чаще и проще бывает утешить, отвлечь и на что-то переключить, потому что они больше живут в ближайшем будущем и настоящем, чем в отдаленном будущем.

  • Выдерживать провокации. Подростки часто задают неожиданные прямолинейные вопросы. Например: «Я не верю в жизнь после смерти». При этом им, скорее всего, важно посмотреть именно на нашу реакцию. Важно не испугаться, сохранить спокойствие и не спрятаться в данной ситуации. Если родители, окружающие выдерживают провокацию, это будет сигналом для подростка, что любую ситуацию можно принять, обсудить, пережить.

Проект фонда «Психологическая помощь»
Когда врач произносит диагноз «рак», и родители, и ребенок переживают сильнейшее эмоциональное потрясение. Большинству пациентов, родителей, волонтеров и даже персоналу клиник бывает нужна помощь психолога. Мы убеждены, что работа психолога в онкологических отделениях детской больницы очень важна.
Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.