«Джакави» против талассемии

Наша первая публикация о протоколах лечения посвящена тяжелому и редкому наследственному заболеванию — талассемии. И лекарству «Джакави», которое сейчас успешно используется при лечении этой болезни в Центре детской гематологии им. Дмитрия Рогачева. Чтобы обеспечить нуждающихся детей дорогостоящим препаратом, нужно свыше 8,2 миллиона рублей. Сумма большая, но это шанс детей на нормальную полноценную жизнь.

Обычно эти мальчики и девочки рождаются как будто здоровыми. Но зачастую уже в возрасте нескольких месяцев становится видно, что с ними что-то не так: кожа бледная или желтоватая, дети плохо растут. И если сделать обычный анализ крови, то становится ясна и причина: глубокая анемия. Причем не такая, которую можно вылечить препаратами железа и витаминами: речь идет о генетическом дефекте, который не дает организму нормально синтезировать гемоглобин.

Противоопухолевый препарат «Джакави»
Противоопухолевый препарат «Джакави»

Слово «талассемия» происходит от греческого «таласса» — море. Исторически сложилось так, что многие страдающие этой наследственной болезнью живут в средиземноморском регионе или происходят оттуда. Италия, Греция, Ближний Восток, Причерноморье, Кавказ… Считается, что люди, имеющую одну копию гена с соответствующим дефектом, когда-то имели преимущество перед обычными жителями этих мест — из-за более высокой устойчивости к малярии. Но если у двух носителей, которые даже не знают об этой своей особенности, родится ребенок, он может унаследовать генетический дефект и от отца, и от матери. И тогда вероятна тяжелая форма болезни. Вот почему многие российские дети с талассемией — это потомки выходцев с Кавказа, особенно из Дагестана и Азербайджана. Там встречается конкретный вариант этой болезни — бета-талассемия.

В странах, где талассемия представляет массовую проблему (например, в Иране), есть масштабные программы скрининга, которые позволяют обнаружить носительство у обоих родителей и предотвратить рождение больного ребенка. В России эта болезнь, к счастью, встречается слишком редко для введения таких программ, но все же встречается. И, вопреки распространенному мнению, дело не только и не столько в близкородственных браках: чаще всего речь идет просто о печальном совпадении...

Географическая распространенность бета-талассемии. С сайта http://www.thogde.org
Географическая распространенность бета-талассемии. С сайта http://www.thogde.org

Что означает жизнь с талассемией? Тяжелая анемия, которая не дает ребенку нормально жить и развиваться — значит, нужны регулярные переливания донорской крови. Постоянные переливания приводят к серьезному осложнению — перегрузке железом, и для его преодоления нужны лекарства. Если переливания нерегулярные, тоже плохо: увеличивается селезенка вплоть до риска ее разрыва, деформируются кости. Поэтому, хотя с тяжелой формой талассемии («большой талассемией») сейчас уже порой можно дожить до среднего и даже пожилого возраста, это будет жизнь с постоянной зависимостью от переливаний и лекарств.

Конечно, очень заманчивой выглядит идея излечивающей терапии. Огромные надежды возлагаются на генотерапию, но до сих пор речь идет только об экспериментальных результатах. А пока единственный шанс на избавление от постоянных переливаний крови при талассемии дает трансплантация донорского костного мозга — ведь после трансплантации все кроветворение меняется на донорское.

Схема наследования
Схема наследования

Но и тут все непросто. Традиционно трансплантации при талассемии проводились только от «идеальных доноров»: родных братьев и сестер, которые не только здоровы, но и полностью генетически совместимы с больным. Понятно, что лишь у немногих больных есть такие доноры. А другие трансплантации при этой болезни очень часто заканчивались неудачей.

Оказывается, тому есть несколько причин. Во-первых, когда ребенок много лет получает переливания крови от разных доноров, у него появляются антитела, которые повышают риск отторжения после трансплантации. Во-вторых, для талассемии характерно явление, которое по-научному называется «неэффективный эритропоэз»: организм бросает усиленные ресурсы на формирование красных клеток крови (эритроцитов), и впоследствии это тоже мешает нормальному приживлению. Ну и, наконец, общее состояние детей с талассемией просто может не позволить им перенести тяжелую процедуру трансплантации.

Однако в последние годы ситуация стала сдвигаться с места. В мире появилось несколько подходов, повышающих шансы на успех. Один из таких инновационных подходов развивается в НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева под руководством доктора медицинских наук Д.Н. Балашова и кандидата медицинских наук Г.С. Овсянниковой. При трансплантациях костного мозга больным талассемией от «неидеальных доноров» (неродственных или не полностью совместимых родственных) в рамках этого подхода применяется не только очистка трансплантата, но и лекарственная терапия, которая должна начинаться за некоторое время до трансплантации и в числе прочего включать в себя препарат «Джакави».

«Джакави» (руксолитиниб) — лекарство, изначально разработанное для лечения совсем других патологий. Но оказалось, что и при талассемии оно помогает справиться с теми нежелательными процессами, которые мешают успеху трансплантации. Просто пока речь идет о его применении вне списка официальных показаний — off-label, как говорят медики.

Джансу
Джансу

Уже несколько трансплантаций при талассемии с применением «Джакави» завершились успехом. Например, Джансу Алакберова из Смоленска получила трансплантацию костного мозга от неродственного донора в мае 2019 года — девочке было семь лет. Вопреки опасениям, не было ни отторжения, ни серьезных иммунных проблем, и уже через три месяца Джансу выписали. Теперь, как мы надеемся, эта тихая и нежная девочка сможет жить как все: ходить в школу, общаться с другими и строить планы на будущее.

Реализацию протокола, дающего детям шанс на выздоровление, надо продолжать. Но речь идет о нестандартном применении препарата «Джакави», и его закупка зависит от благотворителей. Это дорогостоящее лекарство, а курс лечения нужен длительный: прием «Джакави» надо начинать как минимум за три месяца до запланированного дня пересадки. Предполагается, что в течение года лечение согласно протоколу получат шесть детей с талассемией, и на покупку лекарства для них требуется более 8,2 миллиона рублей.