Лимфома Ходжкина и «Адцетрис»

«Адцетрис» — лекарство направленного действия, которое не просто мешает клеточному делению, а «наводится» на конкретные опухолевые клетки. Именно этот препарат дал шанс многим пациентам с лимфомой Ходжкина. Подробности.

Томас Ходжкин (1798-1866)
Томас Ходжкин (1798-1866)

В 1832 году выдающийся английский врач и один из основателей современной гистологии Томас Ходжкин опубликовал в «Журнале Лондонского медико-хирургического общества» статью с описанием необычной болезни, которую он наблюдал у семи пациентов. У них наблюдалось увеличение лимфатических узлов и селезенки. Статью практически не заметили, но через двадцать с лишним лет другой замечательный врач, Сэмюель Уилкс, заново открыл ту же самую болезнь, нашел статью 1832 года и — для научного сообщества честь не была пустым звуком! — не только признал приоритет Ходжкина, но и предложил назвать болезнь в честь первооткрывателя. Так в лексиконе врачей впервые появились слова «лимфома Ходжкина» или «болезнь Ходжкина», а позднее были открыты и другие лимфомы — злокачественные опухоли лимфатической системы. В нашей стране болезнь, о которой мы сейчас говорим, долгое время была известна под названием «лимфогранулематоз», но это название устарело: сейчас для российских врачей и пациентов это тоже лимфома Ходжкина.

Под микроскопом видна гигантская клетка Рида-Штернберга — признак лимфомы Ходжкина
Под микроскопом видна гигантская клетка Рида-Штернберга — признак лимфомы Ходжкина
Впрочем, от открытия и описания болезни до возможности ее лечить прошло много времени. Для врачей XIX века исход этой лимфомы был ясен: постепенный упадок сил, общее истощение и неминуемая смерть. Ситуация стала меняться лишь с появлением лучевой терапии: оказалось, что некоторых больных все-таки можно вылечить. Но революция в лечении лимфомы Ходжкина произошла с появлением химиотерапии. Выяснилось, что есть очень эффективные комбинации лекарств «химии», которые дают шанс не отдельным пациентам, а сразу многим: уже к 70-х годам XX века выживаемость превысила 50%, и лимфома Ходжкина перешла из разряда практически смертельных онкологических заболеваний в разряд хорошо излечимых. В дальнейшем режимы терапии постоянно совершенствовались, доля выздоравливающих продолжала расти. Особенно хорошие результаты были у детей и молодых взрослых — чуть ли не 90% могли рассчитывать на выздоровление.

Но все же оставалась проблема. Девяносто процентов — это не сто. Что делать тем пациентам с лимфомой Ходжкина, которые не реагируют на стандартные режимы терапии? Или тем, у кого возник не поддающийся терапии рецидив? Ведь даже высокодозная химиотерапия (с поддержкой стволовыми клетками, так называемая аутотрансплантация костного мозга) спасает не всех и не всегда: порой болезнь продолжает развиваться. И еще десять лет назад у врачей в такой ситуации было совсем мало возможностей.

«Адцетрис» (брентуксимаб ведотин)
«Адцетрис» (брентуксимаб ведотин)

А вот в течение последнего десятилетия эти возможности появились. И большую роль здесь сыграло лекарство «Адцетрис» (брентуксимаб ведотин), впервые одобренное в США в 2011 году и с тех пор пришедшее в самые разные страны, в том числе (в 2016 году) и в Россию.

Как и большинство новейших противоопухолевых препаратов, «Адцетрис» — лекарство направленного действия, которое не просто мешает клеточному делению, а «наводится» на конкретные опухолевые клетки. Точнее, на определенный белок под названием CD30, который присутствует на поверхности опухолевых клеток при лимфоме Ходжкина (и при некоторых других лимфомах, для лечения которых «Адцетрис» также применяется). А вот строение «Адцетриса» необычно: это так называемый конъюгат, то есть его молекула состоит из двух соединенных между собою частей. Первая часть нужна для «наведения», то есть для связывания с клеткой-мишенью, вторая — для уничтожения этой клетки. Фактически происходит следующее: «Адцетрис» связывается с опухолевой клеткой, попадает внутрь и уже там высвобождает активное вещество. То есть картина похожа на точное впрыскивание лекарства именно туда, куда оно и должно вводиться!

Схема: механизм действия «Адцетриса»
Схема: механизм действия «Адцетриса»

И результаты клинического применения оказались очень успешными. «Адцетрис», используемый сам по себе или в комбинации с другими лекарствами, дал шанс десяткам процентов из тех пациентов с лимфомой Ходжкина, которым не помогало ничто другое. Онкологи говорят о революционном препарате, о его огромных перспективах, о хорошей переносимости. Опыт использования «Адцетриса» в НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева также оказался успешным: у подавляющего большинства получивших его удалось достичь полной или частичной ремиссии болезни. И многие из лечившихся «Адцетрисом» по сей день живы и здоровы.

А вот финансовый вопрос до сих пор очень и очень сложен. Хотя «Адцетрис» сейчас уже включен в реестр ЖНВЛП (жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов), цена на него остается очень высокой, а получить его от государства удается далеко не во всех случаях. Один флакон стоит более 180 тысяч рублей, а общая стоимость лечения может достигать нескольких миллионов — зависит и от веса больного, и от длительности курса. Поэтому наш фонд постоянно помогает детям и молодым взрослым с лимфомой Ходжкина, нуждающимся в «Адцетрисе».

Арина получала «Адцетрис» в 2014 году. Все отлично!
Арина получала «Адцетрис» в 2014 году. Все отлично!

Вот одна из многих историй, радующих нас. Арина получила лечение «Адцетрисом» в 2014 году, когда это лекарство еще даже не было зарегистрировано в России и ввозилось из-за рубежа. Об истории болезни девочки и о необходимости инновационного лечения тогда рассказало телевидение, и это помогло нам собрать сумму, нужную для закупки препарата. Сейчас Арина — красивая, стройная, яркая взрослая девушка. Лимфома побеждена!

Ежегодно наш фонд планирует оплачивать терапию «Адцетрисом» для шести пациентов Центра имени Дмитрия Рогачева, у которых лимфома Ходжкина не поддается стандартному лечению. А это, по оценкам, потребует в общей сложности около 14 миллионов рублей. Мы очень надеемся на ваш отклик: да, речь идет о больших суммах, но это действительно цена шести жизней! И шанса на лучшее лечение для последующих пациентов.