«Зелбораф» для детей с редким заболеванием: новый эффективный протокол

Очередная публикация в рамках проекта «Что такое протокол лечения?» посвящена противоопухолевому препарату «Зелбораф». Лекарство, исходно разработанное для лечения совсем другой опухоли, оказалось очень эффективным при редком детском заболевании со сложным названием — гистиоцитоз из клеток Лангерганса.

Дети с этим диагнозом иногда появляются на нашем сайте. Тимур и еще один Тимур, Виталик и Алан, Тигран и Хадича, Влад и Василина... А вот повода отдельно рассказать об их болезни и о нуждах тех, кто проходит лечение, долгое время не было — так уж получилось. Повод представился в последнее время, когда появилась новая эффективная терапия, пока еще, увы, не включенная ни в какие стандарты лечения.

Гистиоцитоз из клеток Лангерганса (ГКЛ) — болезнь редкая и во многом загадочная: недаром разные ее формы долгое время считались разными болезнями и даже носили разные названия. Эозинофильная гранулема, болезнь Хенда-Шюллера-Крисчена, болезнь Леттерера-Сиве – это все на самом деле одно и то же заболевание. А именно — заболевание, при котором определенные клетки иммунной системы патологически размножаются и образуют скопления в самых разных органах и тканях. Это роднит ГКЛ как со злокачественными опухолями, так и с иммунными нарушениями.

Гистологический препарат ГКЛ под микроскопом
Гистологический препарат ГКЛ под микроскопом
Зачастую ГКЛ протекает сравнительно легко и лечится также легко. Если речь идет о единичном очаге поражения, например, костей или кожи, болезнь обычно проходит после кратковременного лечения, а иной раз и вовсе без терапии. Но иногда бывает, обычно у совсем маленьких детей, и по-другому: болезнь развивается бурно и поражает сразу многие органы. Очаги возникают не только в коже и костях, но и в лимфоузлах, легких, а также в «органах риска» — печени, селезенке, костном мозге. И таких детей лечить очень тяжело. Им требуется серьзная химиотерапия, но и она помогает далеко не всем. К тому же она токсична, и если у ребенка на фоне болезни развились инфекционные осложнения, то он может просто ее не перенести. Поэтому еще сравнительно недавно при наиболее тяжелых формах ГКЛ около 50% заболевших, к сожалению, были обречены…

Выход был найден неожиданно. Оказалось, что многим детям с ГКЛ, не отвечающим на обычное лечение, способно помочь новое противоопухолевое лекарство «Зелбораф» (вемурафениб).

"Зелбораф"
"Зелбораф"
Вообще-то «Зелбораф» был исходно разработан и зарегистрирован (в 2011 году одобрен в США, а вскоре и в других странах) как средство от совершенно другой болезни — меланомы, одной из самых грозных злокачественных опухолей. Еще десять лет назад метастатическая меланома считалась практически не поддающейся лечению, но сейчас появилось несколько препаратов, которые ведут к значимому продлению жизни. И первой ласточкой был «Зелбораф». Это лекарство таргетной, то есть направленной, терапии: оно «нацеливается» на опухолевые клетки, где произошла определенная мутация гена BRAF. Эта мутация, получившая название BRAFV600E, наблюдается примерно в 60% случаях меланомы; именно она активирует сигнальный каскад, приводящий к аномальному размножению клеток, и стимулирует рост опухоли. «Зелбораф» блокирует этот каскад, вызывает гибель участвующих в нем клеток и таким образом борется с опухолью.

Так вот, около десяти лет назад выяснилось, что во многих случаях гистиоцитоза из клеток Лангерганса в патологических клетках наблюдается та же самая мутация. И возникла идея, что «Зелбораф» может помочь и тем больным детям с ГКЛ, которые не отвечают на стандартную терапию. Гарантий не было, но имело прямой смысл попробовать! Тем более что сейчас уже известно немало случаев, когда лекарство, разработанное для одной болезни, помогает и при другой.

Да, «Зелбораф» пока не зарегистрирован как лекарство для лечения тяжелых случаев ГКЛ, но исследования уже несколько лет ведутся по всему миру, в том числе и в России. И результаты очень хорошие: детям быстро становится лучше, активность болезни снижается до минимума. Уже все согласны, что речь идет о новой надежде для больных; вопрос только в том, как сохранить отличный эффект лекарства на длительное время. Поэтому врачи НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева впервые в мире разработали режим применения «Зелборафа» в сочетании с другими лекарствами («Кладрибином» и «Цитозаром»). И сейчас это лечение уже помогло многим подопечным нашего фонда: почти всем, кому было назначено это лекарство, на фоне его приема стало гораздо лучше, причем надолго!

Есения
Есения
Вот одна из историй. Маленькая Есения живет с мамой в Самаре. Она родилась без малого два года назад и очень тяжело болела практически с первых дней жизни. У малышки подозревали генетически обусловленное нарушение иммунитета, но оказалось, что виной всему гистиоцитоз из клеток Лангерганса. В возрасте нескольких месяцев девочка попала в Центр детской гематологии, получила терапию с «Зелборафом», а потом и еще раз, когда возникло подозрение на рецидив болезни. Сейчас наконец-то можно жить дома! В январе 2020 года Есения в очередной раз приезжала на проверку. Состояние стабильное, все неплохо, признаков возвращения заболевания нет.

«Зелбораф» при ГКЛ начинает действовать практически сразу, но, чтобы добиться стойкого эффекта, препарат нужно принимать долго, как минимум 16 недель. Стоит это лекарство дорого, и, поскольку пока что речь идет о применении вне принятых стандартов лечения, вопрос о государственном финансировании решить сложно. Но лечить детей надо сейчас, ведь болезнь не ждет!

Ежегодно в рамках протокола, применяемого в НМИЦ ДГОИ, предполагается лечить до десяти детей, которым не помогает никакая другая терапия. По оценкам, суммарная стоимость лекарства для них составляет приблизительно 3,4 миллиона рублей. Мы вместе с врачами надеемся на вашу помощь!