Почему альтернативные методы лечения так привлекают?

Фото Kelly Sikkema для Unsplash
Фото Kelly Sikkema для Unsplash

Чтобы вылечиться, мы готовы пойти на все. Это очень понятно. Но можно ли как-то уберечься от мошенников? Разговор с психологом фонда Натальей Клипининой.

Кто попадает в лапы мошенников?

Прежде всего стоит сказать, что дело не только в умелых и ловких мошенниках, но и в нас самих, в людях как таковых. На протяжении всего существования человечества нас очень привлекает «мифологическое» и «магическое» как способ решения различного рода проблем. Каждый из нас, правда, меньше или больше, склонен к подобному способу мышлению.

Зигмунд Фрейд утверждал, что наша психика похожа на пирог. В каких-то местах он хорошо пропечен, в каких-то не очень. Несмотря на хороший уровень образованности среднестатистического современного человека и доступности информации, мы не можем знать или постигнуть все, сориентироваться в новой проблеме или ситуации мгновенно. Именно для этого существует миф как очень упрощенная, но законченная система грубых представлений, как некоторая расплывчатая картинка, в которой уникальным образом переплетаются житейские представления и какие-то обрывочные научные представления (формирующиеся из того, что на слуху).

Если наша деятельность и интерес связаны с этой сферой, то постепенно на место житейских представлений, заблуждений, обрывочных знаний приходят научные представления, результаты выверенного профессионального опыта. Но если эту новую область мы вынуждены постигать и осваивать в кризисном состоянии, получая, например, информацию о жизнеугрожающем диагнозе, у нас совсем может не быть ресурсов и времени, чтобы освоить это новое поле.

В критический момент у нас может не быть сил и энергии, нас будут отвлекать эмоции, страх, тревога.

Поэтому часто мы пользуемся теми представлениями, которые сформировались стихийно, то есть мифом. В зависимости от века, от того, что нового и прогрессивного в нем происходит, меняется и содержание мифа. Нашему времени достались «высокотехнологичные» понятия — развитие высоких технологий, нанотехнологий, генетики. Именно эти понятия вплетаются в нашу житейскую картинку в виде клише, не всегда правильно понимаемых терминов. Раньше шарлатаны лечили людей чудодейственными отварами, травами, заговорами, а сейчас предлагаемые способы нетрадиционного лечения часто связаны с тем, что «оказывает влияние на клеточном уровне» и так далее.

Именно мифологическое мышление сознательно или бессознательно и используют шарлатаны.

В сети обмана могут попасться все?

Да, они раскинуты слишком широко. Всегда найдется область или сфера знания, где у нас могут быть слепые пятна, где мы не сможем быстро сориентироваться в потоке информации. То есть первый фактор риска — это наша с вами дремучесть, недостаточное соответствие наших базовых представлений реальности.

Другой опасностью может стать комплекс наших личностных черт: доверчивость, податливость, послушность, внушаемость, самовнушаемость.

Есть много исследований на эту тему, одно было проведено медицинскими психологами МГУ на базе Центра онкологии им. Н. Н. Блохина. Взрослым пациентам с терминальной стадией различных онкологических заболеваний давали безвредное и абсолютно неэффективное лекарство, сделанное якобы из акульего хряща (была легенда, что акулы не болеют онкологическими заболеваниями и человек, употребляя их в пищу, приобретает такую же защиту).

Ученые, врачи и психологи отслеживали, как себя чувствовали пациенты с разными личностными особенностями (на объективном и субъективном уровнях). Объективно соматическое состояние всех пациентов стремительно ухудшалось. Но был сделан очень важный и любопытный вывод: люди, склонные к самовнушению, которые были уверены, что это лекарство их вылечит, игнорировали симптомы ухудшения и отмечали, что им становится лучше. И чувствовали они эти улучшения вплоть до самой смерти. Это очень важно осознать. Самовнушение не может повлиять на развитие болезни, вылечить (прием хряща никого не спас), но на наше восприятие происходящего оно влияет, искажая реальность, приближая субъективное восприятие к желаемому. Этим пользуются те, кто предлагает магическое исцеление.

Фото Matt Briney для Unsplash
Фото Matt Briney для Unsplash

Получается, в ловушке оказываются те, кто легко попадает под влияние?

Да, это второй фактор риска. Но есть и другие. Например, сама сложная, кризисная ситуация, в которой может оказаться человек. Тяжелая болезнь, шоковое состояние, горе — там, где кроме помощи медицинской нам очень нужна эмоциональная поддержка, где нас не будут пугать, отвергать, где мы почувствуем себя более комфортно, как если бы о нас реально заботились. Это тоже обуславливает нашу уязвимость. К альтернативным способам лечения прибегает много просто несчастных людей, у которых был негативный опыт лечения, конфликты с врачами, опыт неэффективного лечения, врачебных ошибок, которым просто нужна эмоциональная и психологическая поддержка, которые тревожатся и боятся лечиться в принципе. «Приходите, мы вам поможем, во всем разберемся, не бросим вас», — все это очень чувствительные точки, то, что зачастую отсутствует в официальной медицине. Которая, как мы все знаем, сухая и строгая. Если человек уже намучился, от хорошего обхождения ему часто становится психологически лучше. Хотя сама болезнь, конечно, никуда не уходит.

То есть нам важно не только, как нас лечат, но и то, как к нам относятся?

Конечно. Очень важен образ врача и медицины в целом: именно это облегчает или усложняет обращение людей за помощью. Это четвертый фактор. Простой пример — если мы слышим из уст администраторов здравоохранения, что за лечение 3-4 стадии рака мы будет платить сами (были подобные предложения, чтобы стимулировать людей к прохождению диспансеризации), нам становится просто очень страшно. Потому что мы понимаем, что в сложной и тяжелой ситуации мы останемся один на один со своими проблемами. С другой стороны, мы видим заботливых и помогающих на любых стадиях людей... Вот так и принимаются неверные решения. Вот так мошенники получают еще один ключ к управлению нами в кризисных ситуациях.

Есть еще одно уязвимое место у каждого из нас. Мошенники очень умело действуют там, где нам нужна надежда. Надежда на еще один шанс на вылечивание; надежда на улучшение состояния, где его не может быть; надежда на более легкий путь лечения (например, надежда избежать ампутации или побочных действий химиотерапии), надежда продлить жизнь чудом. В этой надежде нуждаемся мы все. Особенно, если речь идет о желании вылечить детей. Это всегда будет зоной нашего риска. Многим родителям, да и самим детям и подросткам, важно и будет важно надеяться до последнего (даже где-то в глубине души понимая, что выбранный тип лечения не даст исцеления), использовать все шансы, утешать себя тем, что было сделано все, что можно, всеми правдами и неправдами, любыми жертвами.

Мошенники при этом чувствуют себя мошенниками или нет?

Сами себя мошенниками они не называют. Хотя некоторая их часть сознательно занимается мошенничеством. Да, эти люди сидят и анализируют, что работает, что не работает, на что ведутся пациенты, придумывают новые схемы. Чистый маркетинг: им надо продать, они ищут способы и технологии, чтобы больше людей купилось. Это шарлатанство основано на эксплуатации самых низменных инстинктов и самых глубоких страхов: страх смерти, как известно, основной человеческий страх, редко у кого его нет, на этом и строится вся концепция.

Но есть и другие люди, которые, скорее, сами очень воодушевлены своими чудодейственными идеями и псевдоспособностями (например, идеей влиять на других людей, способностью исцелить словом). Они не способны критично отнестись к своей деятельности. Чаще всего это люди психически не очень здоровые, с бредовыми расстройствами, маниями величия и грандиозности.

Но они же не могут не видеть и не знать, что их схемы не работают и сто процентов их пациентов погибает?

Как правило, к ним никто не приходит с обратной связью или с обвинениями. Если предложенная схема не сработала, людям сложно признаться себе, что их обманули, а если они и признаются, то винят в этом себя и идут искать что-то другое. В этом смысле мы с вами очень предсказуемы. Ну и защищаться мошенники умеют лучше нас с вами: часто меняют места приема, не базируются на месте клиник с хорошей репутацией и научно обоснованными методами лечения, чтобы себя не подставлять.

Можно ли как-то защититься от мошенников? Защитить близких?

Мы с вами говорили про разные факторы, которые делают нас уязвимыми перед мошенниками: нашу недостаточную образованность и иногда леность вникать в новые области, опираться на достоверные источники информации, нежелание перепроверять и уточнять информацию; наши личностные особенности, а именно недостаточную личностную и эмоциональную зрелость. Если мы будем стремиться к знаниям, способствовать зрелости, мы будем более защищены. Вспоминая третью уязвимость — кризисы — очень важно не оставаться одним и не оставлять других людей в одиночестве в трудной ситуации, в кризисе. Помогать думать, обсуждать страшное, принимать решения, поддерживать морально и психологически, привлекать различных специалистов, помогать управлять ситуацией. Ну и, если касаться ложной, нереалистичной надежды, — выход здесь может быть как в продолжающемся развитии науки и медицины даже там, где спасти человека невозможно. В этом смысле развитие паллиативной медицины — огромная помощь и поддержка. От нас же требуется мужество и смелость взглянуть в глаза собственным страхам, расстаться с иллюзиями, научиться принимать неизбежное и примиряться со сложностями.