Синдром Вискотта-Олдрича и «Мозобаил»

Когда-то считалось, что этим детям нельзя бегать и прыгать, что они обречены на постоянные болезни. Но сейчас медицина может им помочь. А современные лекарства позволяют повысить шансы на успех.

Среди наших подопечных есть дети с синдромом Вискотта-Олдрича (СВО). Это редкое нарушение встречается в основном у мальчиков, как гемофилия. И, опять-таки как гемофилия, передается оно от мамы ребенку: здоровая женщина живет, не зная, что она является носительницей «дефектного» гена. Но если у нее родится мальчик, унаследовавший этот дефект, он будет тяжело болен. Впрочем, бывает и так, что мутация возникает спонтанно — то есть ни у кого раньше в семье ее не было, но внезапно она все-таки возникла и вызвала болезнь.

Вид мазка крови при СВО. Видны уменьшенные тромбоциты
Вид мазка крови при СВО. Видны уменьшенные тромбоциты
Зачастую синдром Вискотта-Олдрича начинается проявляться очень рано, с первых месяцев жизни. Есть характерная триада симптомов. Легче всего заметить кожные проявления: у детей возникает зудящая сыпь. Другую проблему показывает обычный анализ крови: у ребенка резко снижено число тромбоцитов, а сами они под микроскопом выглядят не так, как тромбоциты здорового человека. Тромбоциты отвечают за свертываемость крови — значит, детям с синдромом Вискотта-Олдрича угрожают тяжелые кровотечения и кровоизлияния. Конечно, нельзя никакой беготни, никаких травм, это просто опасно, ведь при падении и ударе возможно даже кровоизлияние в мозг. И, наконец, третья беда – дефект иммунной системы. Дефект, который резко повышает риск не только инфекций, но и аутоиммунных болезней, и злокачественных опухолей, таких как лимфомы. Поэтому, даже если изо всех сил беречься от травм и инфекций (но как нормальному ребенку жить без движения и общения?), опасность грозных осложнений все равно никуда не денется…

Альфред Вискотт и Роберт Олдрич
Альфред Вискотт и Роберт Олдрич
Синдром Вискотта-Олдрича был открыт еще в 1937 году: немецкий врач Альфред Вискотт наблюдал семью, где сразу три брата очень тяжело болели с самого младенчества и рано умерли. Потом, в 1954 году, аналогичные случаи описал американский педиатр Роберт Олдрич. В 90-е годы XX века была открыта и генетическая основа синдрома — мутации в гене WAS, который кодирует важный для организма белок. А вот «волшебной таблетки» для лечения синдрома Вискотта-Олдрича пока нет. Можно поддерживать детей переливаниями тромбоцитов, можно вводить им иммуноглобулины и другие лекарства для борьбы с инфекциями, можно использовать местные средства для лечения кожной сыпи, это продлевает и облегчает жизнь, но в целом никакие лекарства и никакие переливания не ведут к излечению.

Тем не менее шанс есть. Детям может помочь трансплантация донорского костного мозга: ведь аномалии, связанные с синдромом Вискотта-Олдрича, проявляются прежде всего в клетках кроветворной и иммунной систем. А трансплантация заменяет эти клетки на донорские.

И действительно, многие мальчики, получившие трансплантацию по поводу синдрома Вискотта-Олдрича, вместе с ней получили и шанс на долгую полноценную жизнь.

Но по мере того, как трансплантация стала применяться все чаще и чаще, выяснилось, что все не так просто и полный успех все же не гарантирован. Оказалось, что у таких детей довольно часто происходит отторжение донорских клеток или нарушено функционирование донорского костного мозга. И в таких случаях многие проблемы остаются: низкий уровень тромбоцитов, риск аутоиммунных заболеваний, необходимость частых госпитализаций. Получается очень обидная картина: тяжелое и сложное лечение, которое должно было бы подарить всем детям с синдромом Вискотта-Олдрича полноценное будущее, оказывается полностью успешным далеко не всегда…

Врачи, в том числе специалисты НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева, тщательно изучали причину этих неудач и возможность борьбы с ними. Если совсем упрощенно, то проблема в следующем: собственные стволовые клетки больного слишком «крепко держатся» за свои ниши в костном мозге и мешают донорским клеткам приживаться. И — с учетом международного опыта — возникла идея: можно попытаться перед трансплантацией ввести больному лекарство, которое будет как бы «выгонять» стволовые клетки из костного мозга в кровь.

"Мозобаил"
"Мозобаил"
Вообще-то подобные лекарства давно известны и успешно применяются. Но с совсем другой целью: они нужны для того, чтобы собрать донорские стволовые клетки для их последующего введения больному в ходе трансплантации. Или же — в случае аутотрансплантации, то есть использования собственных клеток — они применяются для сбора собственных клеток больного, то есть опять-таки с целью их последующего ввода. А вот идея использовать такие препараты не для сбора клеток, а для «освобождения» костного мозга является совсем новой. И тут большую роль сыграл «Мозобаил».

«Мозобаил» (плериксафор) был зарегистрирован в России всего несколько лет назад. У этого лекарства сложная история: сперва оно было синтезировано для чисто исследовательских целей, потом возникла идея (впоследствии отвергнутая) использовать его для лечения СПИДа, и, наконец, около 10 лет назад стало ясно, что этот препарат очень хорош для сбора кроветворных стволовых клеток с целью трансплантации: он помогает вывести их в кровоток даже в случаях, когда стандартные лекарства для этой цели не работают. Именно с такой целью он сейчас обычно и применяется.

А вот исследования возможности применения «Мозобаила» не перед сбором, а перед введением донорских клеток (в том числе при первичных иммунодефицитах) начались сравнительно недавно. В некоторых зарубежных публикациях высказывалась эта идея, была показана безопасность такого использования лекарства, обоснован механизм его возможной эффективности — но именно в НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева был впервые предложен уникальный подход и впервые была показана его реализация на примере трансплантации при синдроме Вискотта-Олдрича.

Первые результаты оказались не просто многообещающими — речь идет прямо-таки о блестящих достижениях. Если раньше полного успеха трансплантации при этом диагнозе удавалось достичь, как уже говорилось, примерно в половине случаев, то с «Мозобаилом» доля успешных пересадок превысила 90 процентов!

Леша живет дома, у него все хорошо
Леша живет дома, у него все хорошо
Вот одна из историй. Леша из Читы болел с первых недель жизни: то дерматит, то пневмония, то нарывы. Но диагноз «синдром Вискотта-Олдрича» был подтвержден, только когда мальчику было уже шесть лет. И Леше сразу рекомендовали трансплантацию. Генетически подходящего донора не нашлось не только в семье, но и в России, и даже в Европе: только в далекой Америке. Чтобы повысить Лешины шансы на успешную трансплантацию, ему перед пересадкой был введен препарат «Мозобаил». Донорские клетки мальчику ввели в апреле 2019 года, и все прошло вполне удачно: уже через два месяца Лешу выписали, он приезжает только на проверки. Костный мозг прижился, функционирует, Леша чувствует себя хорошо. Кстати, Лешиному брату Диме также провели трансплантацию по поводу того же заболевания, но годом раньше.

«Мозобаил» — лекарство новое и очень дорогостоящее. Один флакон лекарства стоит более 500 тысяч рублей — впрочем, для подготовки больного ребенка к трансплантации как раз и нужен один флакон. Мы хотим помогать за год семи детям с синдромом Вискотта-Олдрича, а значит, на покупку «Мозобаила» для них потребуется 3,5 миллиона рублей. С учетом и других лекарств, необходимых для кондиционирования перед трансплантацией («Тимоглобулин», «Треосульфан» и т.д.), ожидаемые расходы составляют 4,4 миллиона. Мы очень просим помочь этим детям навсегда забыть о болезни!