Антикризисная поддержка НКО

Очередная антикризисная мера стала для некоммерческого сектора исполнением давней мечты — возвращается отмененный в 2005 году налоговый вычет для бизнеса за участие в благотворительности. Закон может вступить в силу уже 1 июня (сегодня, 21 мая 2020 года, Госдума одобрила его в первом чтении). Что фонд «Подари жизнь» сделал для того, чтобы налоговый вычет вернулся, почему сам не оказался в списке НКО, которые попадают под действие закона, и какие действия предпринимает, чтобы не остаться без поддержки? Все актуальные подробности и объяснения от автора публикации Полины Сурниной.

Ниже мы приводим текст полностью. Ссылка на источник: РБК. Общество.

В чем была проблема: сейчас бизнес может сделать пожертвование в социально ориентированную некоммерческую организацию (СО НКО) только из чистой прибыли, то есть после уплаты всех налогов. Раньше пожертвования можно было учитывать как расходы, вычитать из выручки и уменьшать налогооблагаемую базу, но в 2005 году государство посчитало это схемой ухода от налогов. Крупные благотворительные фонды «Подари жизнь», «Нужна помощь» и Фонд Хабенского много лет боролись за возвращение налоговой льготы для бизнеса хоть в каком-то виде.

Что происходит сейчас: похоже, усилия фондов скоро оправдаются и налоговая льгота действительно появится: поручение президента Владимира Путина с пунктом о внесении соответствующих изменений в Налоговый кодекс появилось 9 мая. Сам документ был составлен по итогам встречи президента с участниками Всероссийской акции взаимопомощи #МыВместе и представителями третьего сектора. До этого в конце апреля встречу с руководителями некоммерческих организаций провел председатель партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев.

«Дмитрий Анатольевич [Медведев] сказал, что времена изменились, бизнес совсем другой по сравнению с девяностыми годами, и злоупотреблений с его стороны больше бояться не нужно. А значит, настал момент, когда можно принять такую меру стимулирования благотворительности», — рассказывает директор Агентства социальной информации Елена Тополева-Солдунова, присутствовавшая на той встрече.

Тему налоговых льгот для бизнеса в разговоре с Дмитрием Медведевым подняла Екатерина Шергова, директор фонда «Подари жизнь», но, по иронии судьбы, именно жертвователи этого фонда пока не смогут рассчитывать на налоговые льготы: один из крупнейших благотворительных фондов России не подпадает под обозначенные критерии.

GR фонда уже направил свои замечания к законопроекту, предложив расширить перечень СО НКО, которые могут попасть под требования закона. Мы предлагаем, чтобы в реестр также включили социально ориентированные НКО, для которых установлен пониженный тариф страховых взносов (20%) и у которых есть государственная регистрация не менее 3 лет, есть отчеты о ежегодном проведении аудита за последние 3 года (если для организации установлено такое требование), есть в открытом доступе учредительные документы, аудиторские заключения, отчеты по форме ОН0001 и ОН0002 за три последних года, опубликованные на сайте контролирующего органа и на сайте НКО, открытая информация о структуре управления и сотрудниках.

В чем новая проблема: не все пожертвования подпадают под льготы

В свое время налоговую льготу отменили из-за того, что появились некоторые недобросовестные некоммерческие организации: бизнес создавал дочерний фонд, делал туда пожертвование, уменьшая налогооблагаемую базу, а фонд обналичивал и возвращал деньги назад владельцам бизнеса. За 15 лет изменилось законодательство и в части бизнеса, и в части НКО, и такие схемы практически невозможны. Но для подстраховки перечень НКО, за пожертвования в которые бизнес теперь сможет получить льготу, сократят.

«С выбором фильтра получилось непросто, — говорит Елена Тополева-Солдунова. — На сегодня у нас нет государственного реестра общественно полезных НКО, а администрирование этой меры не должно быть очень сложным».

В итоге было озвучено пять критериев для отбора НКО:

  • получатели грантов Фонда президентских грантов с 2017 года;
  • получатели субсидий и грантов федеральных органов власти;
  • получатели региональных и муниципальных субсидий и грантов;
  • организации — поставщики социальных услуг;
  • организации — исполнители общественно полезных услуг (ИОПУ).

Логика в этом есть, говорит юрист благотворительного фонда развития филантропии КАФ Константин Воробьев. Государство целенаправленно несколько лет подчеркивает особый статус Фонда президентских грантов. Например, недавно для организаций, которые успешно реализовали проекты на грант Фонда, был установлен упрощенный порядок внесения в реестр НКО ИОПУ.

Будущим законом охвачено достаточно много организаций — около 8 тысяч получателей грантов Фонда президентских грантов, около 1,5 тысяч получателей субсидий федеральных органов власти, около 1 тыс. поставщиков социальных услуг, около 350 исполнителей общественно полезных услуг плюс получатели региональных и муниципальных субсидий, — подсчитала Елена Тополева-Солдунова.

Но при этом некоторые крупные и известные благотворительные фонды, такие как «Подари жизнь», не относятся ни к одной из этих категорий, а значит, пожертвования в их адрес не приведут к налоговым льготам.

«Около 30% участников Ассоциации cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» не подпадают под эти критерии, — говорит исполнительный директор Ассоциации Кира Смирнова. — В частности, фонды «Подари жизнь», «Настенька», «Живой», Фонд Хабенского. У них огромные объемы помощи людям и больницам. Кроме того, именно они больше всего работают с частными донорами и компаниями и формируют из их пожертвований бюджет».

«Наши проекты более долгосрочные, чем год, на который выдается грант. Поэтому мы никогда на гранты не подавали и, наверное, не будем. У нас другая фандрайзинговая стратегия», — объясняет Екатерина Шергова. Кроме того, у «Подари жизнь» раньше не было очевидной необходимости входить в реестр ИОПУ, в отличие от организаций с другим профилем работы.

Реестр исполнителей общественно полезных услуг существует три года. Организации, которые внесены в него могут рассчитывать на длинные (от двух лет) субсидии, имущественную, информационную и другую помощь от региональных властей. НКО должна не иметь долгов, статуса «иностранного агента», работать год, получить заключение о качестве оказываемых услуг у профильного регионального министерства, а затем подать пакет документов в Минюст. Исполнитель может оказывать только услуги, входящие в утвержденный правительством перечень. Каждые два года статус нужно продлевать.

Центр лечебной педагогики «Особое детство» (ЦЛП), где помогают семьям с особыми детьми и взрослыми входит в оба реестра — и поставщиков социальных услуг и ИОПУ.

«Если от пребывания в реестре поставщиков соцуслуг польза вполне ощутима, то реестр ИОПУ пока не дает ничего, кроме почета, — рассказывает Дарья Бережная, директор Центра. — Но это репутационный плюс, который помогает при подаче заявок на госсубсидии и президентские гранты, поэтому мы считаем важным сохранять и каждые два года обновлять этот статус».

По ее словам, в прошлом году за оказание социальных услуг детям с нарушениями развития ЦЛП получил около 918 тыс. рублей для сравнения весь бюджет организации — 184 млн. руб. В 2019 году пожертвования от бизнеса составили 6% от бюджета Центра лечебной педагогики «Особое детство». Дарья Бережная предполагает, что налоговая льгота для бизнеса позволит увеличить долю пожертвований до 20-25%.

Бизнес будет помогать тем, кто обеспечит льготы. Но это не точно

Фонд «Подари жизнь» входит в тройку крупнейших фандрайзинговых некоммерческих организаций России по версии «Русфонд.Навигатор». В их прошлогоднем бюджете 22% приходилось на пожертвования от юрлиц.

«Если для того, чтобы наши благотворители получили налоговое послабление, фонд должен стать исполнителем общественно полезных услуг, мы это сделаем. Тем более что многие наши программы отвечают требованиям для получения этого статуса», — говорит Екатерина Шергова.

«Государство нас услышало, а остальное — вопрос дальнейших усилий. Мы будем продолжать пытаться расширить список критериев, потому что очень большое количество фондов сейчас под них не подпадает, и есть риск, что их благотворители перейдут к другим. А мы хотим все фонды сохранить, все полезны».

«Мы любим и ценим фонд «Подари жизнь». Они давно работают на рынке, их знают люди. Поэтому мы продолжим работать с фондом в любом случае», — говорит Ольга Каверина, менеджер по КСО PepsiCo России, Белоруссии, Украины, Кавказа и Центральной Азии. PepsiCo помогает фонду «Подари жизнь» уже больше шести лет. Совместно с фондом и представителями ритейла («Лента», «Перекресток») компания проводит акции для сбора пожертвований в поддержку Центра имени Димы Рогачева, а также вовлекает в социальные проекты сотрудников — это и благотворительные чаепития в офисах, и акция «Благотворительность вместо сувениров».

За время работы с «Подари жизнь» компания оказала финансовую помощь подопечным фонда в размере около 8 млн. руб. Работа с фондом продолжается и в период пандемии: дети, проходящие лечение, получают противовирусные препараты, а родители обеспечиваются продуктами питания.

Как будут работать механизмы вычета

Предполагается, что благотворительные пожертвования теперь можно будет отнести к внереализационным расходам, но не более 1% от выручки. Об этом говорится в проекте федерального закона «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ», который был опубликован 19 мая.

«Можно было применить несколько конструкций такой налоговой льготы, например, оформить ее как инвестиционный налоговый вычет. Нужно признать, что та схема, которую выбрал законодатель — оптимальна, для компаний такой подход будет довольно удобным и легко применимым», — говорит юрист фонда «КАФ» Константин Воробьев.

«Компании редко жертвуют больше 1% от выручки в НКО, так что это не станет серьезным ограничением для некоммерческих организаций, — добавляет Кира Смирнова. — Более того, оно уместно, потому что любая льгота несет риски коррупционной составляющей».

Даже если закон не повлечет серьезный рост пожертвований в благотворительность, все равно это очень важный сигнал, что поддержка бизнесом социально ориентированных НКО приветствуется и поощряется государством, считает Елена Тополева-Солдунова. По мнению экспертов, опрошенных при подготовке этого материала, закон о налоговых льготах для бизнеса, участвующего в благотворительности, может вступить в силу уже 1 июня. Он будет применяться к правоотношениям с 1 января 2020 года, то есть на налоговый вычет могут рассчитывать те компании, которые помогали благотворительным фондам в период борьбы с пандемией коронавируса.

Фото: unsplash.com