Онлайн-клиника: работа кипит

Сотрудники «Подари жизнь» перешли на удаленку еще в марте: на работу могут приезжать только те, у кого есть своя машина. Координаторы РДКБ, Морозовской больницы, МООД в Балашихе, Центра детской гематологии им. Димы Рогачева продолжают ездить на работу, соблюдая все правила и пользуясь средствами защиты, а вот координаторам в Центре нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко пришлось перейти на непривычную онлайн-работу. Они рассказали, как им удается, не выходя из дома, каждый день помогать родителям, общаться с врачами и делать все для бесперебойной работы отделений, где лечатся дети.

Ольга Голова, Олеся Богатырева и Юлия Курябина о том, как ежедневное тет-а-тет общение с семьями превратилось в телефонное и как важно дружить со всеми сотрудниками больницы.

Юля Курябина, Олеся Богатырева и Оля Голова
Юля Курябина, Олеся Богатырева и Оля Голова

«Сейчас мы совсем не можем взаимодействовать с пациентами и их семьями, о чем очень сожалеем. — рассказала Ольга Голова. — От этого страдают и родители, которым необходима самая разная помощь, и волонтеры, которые не могут приходить к детям. Нарушился так хорошо работавший канал "фонд — пациент — больница". Но, конечно, наш Центр принял самые эффективные меры, которые позволили коронавирусу не распространяться по клинике. У нас не заболел ни один пациент. Мы долго не представляли, как весь наш поток подопечных можно перевести в онлайн. Мы боялись, но пришлось пробовать, ведь мы пользуемся общественным транспортом и можем быть опасны. Сначала мы выходили по одному, но так продолжалось совсем недолго, и потом мы стали думать, как организовать свою работу, чтобы хорошо делать ее из дома».

Из-за закрытия государственных границ меньше стало иностранных пациентов, которые приезжали на операции и радиохирургию из Украины, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана и других стран. Число госпитализаций в Центр сократилось: в палате вместо двух-трех человек теперь может лежать только один ребенок. «Но работы меньше не стало, наоборот, она просто кипит, — говорит Юлия Курябина. — Нам много звонят из разных регионов. Это могут быть наши пациенты, лечившиеся в Центре. Люди нуждаются в срочной помощи, в поддержке, в добрых словах. Например, позвонила мама и рассказала, что сын попал в реанимацию, но из-за карантина ее не пускают и вообще никакой информации не дают. Спрашивают, что делать, просят найти телефоны врачей. И таких звонков очень много ежедневно. Люди звонят и спрашивают, можно ли приехать на консультацию, что с пропуском, как быть с такси. Много людей ждут госпитализации в Центр, очередь очень большая, все тоже переживают. Словом, люди все очень растеряны, надо им помогать».

Олеся Богатырева, Оля Голова и Юля Куряина с директором фонда Екатериной Шерговой
Олеся Богатырева, Оля Голова и Юля Куряина с директором фонда Екатериной Шерговой

Виртуальное общение с семьями, чьи дети готовятся к госпитализации, оказалось очень непростым. Одно дело — встретиться лично, обсудить каждую деталь (а их, когда ребенок ложится в больницу, очень много), а другое — договариваться по телефону. «Как бы ни хотелось, приходится проявлять строгость, — рассказывает Ольга. — В разговоре мы несколько раз подчеркиваем, что важно, к примеру, быть внимательным в отношении документов, говорим, где подписать, куда отправить и куда отдать оригинал. Потом пишем то же самое уже в письме. Да, бывает, что родители все равно что-то путают и делают не так, тогда мы еще раз разговариваем, и в итоге все получается. В этом нам очень помогают разные отделы Центра: склад, аптека, бухгалтерия. С каким-то бумажными делами родители обращаются к ним. Это, конечно, тоже очень немалая часть нашей работы — поддерживать хорошие отношения с коллегами, которые в случаях, когда координаторов фонда в больнице нет, могут прийти на помощь».

Дети с родителями продолжают жить на квартирах, продолжают приезжать в больницу или уезжать домой, поэтому проводится много работы по координированию семей. «Мы продолжаем решать вопросы транспортировки ребенка, помогаем с билетами, — говорит Юлия Курябина. — И проживание на квартирах тоже курируется удаленно. В одной квартире живут те пациенты, которые в больницу приходят на лучевую терапию, в другой — кто перед госпитализацией ждет результаты теста на коронавирус, в третьей — кто не смог улететь домой. Постоянно приходится думать, как лучше передавать ключи, чтобы они не потерялись, чтобы одни уехали, а другие могли заехать».

Не остаются без внимания и волонтеры фонда. Они пока не могут видеться с детьми, думают над онлайн-активностями... «Но, к сожалению, онлайн-волонтерство — формат не для нашей больницы, — рассказала Олеся Богатырева. — У нас большая текучка пациентов: дети поступают на операцию, потом приходят в себя после нее и в скором времени уже выписываются — им может быть просто не до онлайн-развлечений. В коридорах отделения собираться тоже пока запрещено. Волонтеры наши очень грустят, а мы переживаем, что из-за всей этой ситуации мотивация может теряться, поэтому я постоянно общаюсь с ребятами, стараюсь поддерживать командный дух. Мы обсуждаем будущие игры и праздники, вместе надеемся, что совсем скоро уже сможем навестить ребят. Дети сейчас больше изолированы, чем обычно, поэтому все мы очень хотим вернуться к прежнему ритму. Но, к слову, коробка храбрости, подарки детям на дни рождения или на вот на прошедший День защиты детей — все это обязательно есть. Это никуда не исчезло и не исчезнет».

Дорогие координаторы всех наших больниц, спасибо за вашу работу!