Да наденьте вы уже эту маску!

Кажется, ерунда. Наденьте маску и зайдите в автобус или магазин. Почему из-за этого возникает так много споров и проблем? Разбираемся с психологом фонда Алиной Хаин.

«Неужели надеть маску так сложно? Это же забота о себе и своем здоровье», — раздражаются одни. «Подумайте о тех, кто рядом!» — добавляют другие. «Я не буду носить намордник», «Почему вы считаете, что маски от чего-то защищают», «От масок только вред», — злятся третьи. О чем же мы спорим на самом деле и почему это так значимо сейчас? Если вдуматься, в отношении к маскам есть очень много разных смыслов. Попробуем разобраться: постепенно и не обвиняя друг друга.

Маска — это не ерунда

Признаемся сразу. Мы не новички в теме масок. И поэтому нам в каком-то смысле легче думать и говорить про них. Мы знаем как много чувств вызывают маски — на себе и на других. Когда фонд «Подари жизнь» только начал свою работу, человека в маске пугались на улицах и наши ребята очень стеснялись их носить. А носить маски детям с онкогематологическими заболеваниями нужно многие месяцы. Наши волонтеры устраивали акции в центре Москвы, ходили по городу в масках, чтобы подбодрить ребят и показать другим людям, что маски — это не страшно, а люди, которые их носят, такие же как и все.

Теперь вернемся к тому, что происходит сейчас. Когда последний раз мы сталкивались с тем, чтобы кто-нибудь так сильно диктовал нам образ нашей жизни и такую степень несвободы? Я лично могу вспомнить только свое обучение в советской школе, где я должна была носить форму и делать многое другое, что мне не нравилось. Сейчас же нам предлагают надеть на лицо то, что некомфортно, неприятно, часто невкусно пахнет, затрудняет дыхание, символизирует ограничения, которых более чем достаточно в последнее время.

Когда это диктует наше собственное самочувствие, условия лечения, то носить маску тоже трудно, но принять ее легче. Потому что мы напрямую видим, как маска может повлиять на нашу собственную жизнь. Чувствуем опасность и не сомневаемся в ней. Защищаем прежде всего себя и четко знаем от чего и почему. Даже малыши в отделениях, когда им нужно показать маме, что они хотят выйти из палаты — показывают пальчиком на маску и носят ее не сдергивая. Шапку на улице маленькие дети могут снять, но маски снимают очень редко.

Авторитетная сторона

Но это только одна сторона вопроса. Гораздо важнее для многих не сама маска, а КТО просит ее носить. Это требование исходит от государства, у которого сейчас очевидно не хватает авторитета, чтобы мы могли легко соглашаться с тем, что оно нам предъявляет. И опыт «советского детства», сопротивления или других форм ухода от жестких требований и предписаний делает нас еще более чувствительными в этом.

За прошедшие полгода у очень многих, особенно тех, кому удавалось жить своей частной жизнью, не сильно соприкасаясь с государственной системой, произошло разочарование в подходе к оказанию помощи, а также в государстве в целом. Причем это касается не только нашей страны, многие системы управления пытаются найти выход, балансируют и хорошего ответа на вопросы, которые возникли, как будто бы никто не нашел. Растущее давление и ограничения при недостаточной или отсутствующей поддержке усиливают недоверие к точке зрения официальных властей, экспертов. Вызывает тихий, молчаливый или открытый протест и бунт. При этом сам смысл маски — защита жизни, забота о жизни других людей как будто отходит на второй план. Что со стороны тех, для кого этот смысл остается основным, выглядит странно. Растущее давление и ограничения при недостаточной или отсутствующей поддержке усиливают недоверие к точке зрения официальных властей, экспертов.

Казалось бы, столько всего происходило в мире, что могло вызывать этот бунт... Почему другие события его не вызывали, а маска — вызывает? Потому что от чего-то до поры до времени мы могли дистанцироваться, а от маски, которая давит на уши, дистанцироваться трудно, ее ощущаешь кожей. И все то раздражение, неприятие, потребность в борьбе за свободу и за возможность самостоятельно определять свою жизнь, может проявиться именно в этот момент.

Кризис нередко способствует радикализации. Когда все хорошо, ситуация не воспринимается остро, есть ощущение, что все можно решить или отложить на потом. Больше сил претерпевать или менять постепенно, так или иначе справляться.

Понять, принять, договориться

Мы все разные. И действительно трудно вспомнить другую такую глобальную ситуацию, затрагивающую нас, когда то, какой путь реагирования на внешнюю угрозу (коронавирус) мы выберем, так сильно может повлиять не только на нашу частную жизнь. Когда нам всем так важно быть понятыми и договориться друг с другом. И это одно из испытаний настоящего времени для нас как для общества.

Что мы можем сделать, чтобы найти точки взаимопонимания, помочь друг другу? Прежде всего важно понимание того, что мы все сейчас реагируем на крайне стрессовую для нас ситуацию. Многие истощены, подавлены, другие испытывают тревогу и страх. Только обратив внимание на наше состояние, признав значимость всего, что происходит с каждым, в том числе наших ценностей, мы сможем лучше понять друг друга. И сделать шаг к большему взаимному уважению, поиску путей безопасного и комфортного для всех членов общества пути прохождения сквозь существующий кризис. Принять, что мы не найдем идеального решения для всех, но возможно найдем «достаточно хороший», чуть более хороший путь. Для начала в нашей семье, близком окружении, с соседями.