Немного счастья для Саиды

Саиде Магомедовой 17 лет. Уже три года она болеет. Ревматизм, реактивный артрит, туберкулез костей… Саиде ставили и снимали множество диагнозов, госпитализировали и выписывали из более чем десятка больниц, начинали и отменяли начатое лечение. За это время заболел лейкозом и за неделю умер ее девятнадцатилетний двоюродный брат. Но Саиде повезло, она попала на лечение в Москву, где ей поставили, наконец, диагноз и могут вылечить. 

Свой диагноз Саида узнала случайно. Вскоре после поступления в отделение гематологии-2 РДКБ девушке резко стало плохо – упал кислород, подскочило давление. Лечащий врач вызвал реаниматологов. В боксе столпились врачи, медсестры. Девушку нужно было срочно поднимать этажом выше в отделение реанимации. На бегу один врач сказал другому, что у нее лейкоз. Саида это услышала и потеряла сознание – давление уже зашкаливало.

Откачали довольно быстро, через несколько дней она вернулась в свое отделение. Но не забыла разговор врачей и спросила у мамы: «Мама, у меня лейкоз, как и у брата?». «Нет, - ответила мама. – У тебя другой лейкоз, и ты поправишься». Саида согласилась на химиотерапию, и лечение началось.

В больнице Саиде скучно. У нее вымыло кальций из костей, и врачи запретили девочке вставать. Уже полгода Саида лежит. По вечерам, если отключат капельницу, мама вывозит ее погулять, катает по серой больничной территории прямо на кровати. «Можно я тебя огорчу? – сказала мне Саида. - Я уже долго болею, у меня уже нет никаких любимых занятий. Раньше я еще знала каждое лекарство, когда, что и зачем мне надо принимать, а сейчас уже это мне неинтересно. Целый день лежу и в телефоне ковыряюсь. Ко мне приходит волонтер Настя, приносит много занятий, и обычно сама все делает».

Саида – арабское имя, значит счастливая. Саида из Дагестана, жила в большой семье, у нее три брата и одна сестра. Папа милиционер, мама медсестра в районной больнице с зарплатой 6 тысяч рублей. Дома Саида занималась волейболом и стала капитаном команды. Даже сейчас, лежа в больнице с раком крови, Саида переживает, что в этом году не будет поступать в институт как все ее друзья. Она хочет быть топ-менеджером.

Дома у Саиды жили 4 кролика, дедушка построил для них деревянный домик, а Саида кормила их и ухаживала. Как-то родились 11 крольчат. Кролики сдирали с себя шерсть, и из нее делали норку для крольчат. Крольчата, по словам Саиды, в первую неделю были страшные, «как и все живое, когда рождается». Саида говорит, что кролики были как птички. А потом они все разом умерли. Саида расстроилась, что у нее не получилось правильно за ними ухаживать, и отдала кроликов солдатам с границы.

«С тех пор как я заболела, - рассказывает Саида, - мои взгляды сильно изменились. Раньше была хулиганка, к родителям было другое отношение (как у всех подростков), всегда была готова подраться, могла побить мальчика, если до того дойдет, могла пинка дать. А как заболела, все изменилось в хорошую сторону. Сейчас больше стала понимать все, что происходит. Хотя все равно трудно».

Мама тоже заметила эту перемену. Раньше у нее был строгий, непохожий на девочку ребенок. Саида не разрешала маме тратить лишний раз деньги. Даже когда мама накопила и подарила Саиде на день рождения мобильный телефон, Саида ругалась, зачем мама деньги потратила. А сейчас Саида просит маму полежать с ней рядом, жалеет, что мама не высыпается и должна много работать (готовить, стирать, мыть бокс).

На фоне химиотерапии у Саиды возникло серьезное грибковое поражение, и девочке нужен препарат «Вифенд», примерная стоимость курса терапии – 500 000 рублей. Грибок – это не просто маленькая неприятность, из-за грибкового поражения под угрозой оказывается весь успех лечения. Чем быстрее удастся побороть инфекцию, тем больше у девочки будет шансов поправиться. Саида говорит, что «самое страшное в жизни, это когда боишься за близких». Мама Саиды сейчас очень за нее боится.