Вторая попытка. In memoriam.

В декабре 2005 года Женя Щербакова дала интервью для журнала "Салон красоты", на основе которого была ы сделана статья для журнала. Статью принесли Жене, ее маме и бабушке на проверку. В тот же день Костя Седов принес ей огромный, умопомрачительный букет ярко-красных роз прямо в ТКМ. В ТКМ никакие цветы нельзя, но врачи в виде исключения разрешили завернуть розы в целлофан целиком и показать Жене через стекло, чтобы ее порадовать. Жене тогда уже было очень плохо. Лучше ей не стало. Сегодня в память о Жене мы публикуем текст статьи.

Вторая попытка.

Мечта стать моделью и очарование юности. Тринадцать лет и первая учеба в модельном агентстве в родном городе Томске. И - несчастье, страшные слова, сказанные врачом и разрушившие все планы и мечты. Рак крови - лейкоз.

Несколько химиотерапий, пересадка костного мозга от мамы, рецидив и повторная пересадка. Все это пришлось пережить Жене Щербаковой за последние два года. Сейчас Жене пятнадцать лет, она находится в отделении трансплантации костного мозга Российской детской клинической больницы.

Женя – удивительная девочка. Она очень красива и очень жизнелюбива. Она знаток современной моды, и в родном Томске успела поступить в модельное агенство. Она нравится молодым людям, и не только за свою миловидность и очаровательную улыбку. С Женей прежде всего легко общаться, на самые разные темы. Она легко сходится с людьми и может «разговорить» практически любого, даже самого молчаливого, собеседника.

- Женя, что изменила болезнь в твоей жизни?

- Очень многие вещи, и в том числе в восприятии мира, отношении к происходящим событиям, темпераменте. Раньше я была более эмоциональной, склонной к более стихийным, быстрым интуитивным решениям, все время чем-то занималась, носилась. Часто ошибалась и иногда даже не думала о цене ошибок. Болезнь научила меня думать, ценить людей, я стала более рассудительной, менее обидчивой, более спокойной. Появились осознанные цели в жизни: выздороветь, доучиться в школе, выучиться и получить хорошую работу, самостоятельно стать на ноги. Не хочу ни от кого зависеть, и склонна думать, что женщина должна быть в состоянии обеспечивать себя. Думаю, во многом благодаря болезни я уже сейчас состоялась, как личность. И могу судить о событиях жизни исходя из тех испытаний, которые прошла во время лечения.

- У девочки один шанс из ста, - сказали Жениной маме в Томске два года назад,- У вашей дочери лейкоз такой формы, который практически не поддается лечению…
В Российской детской клинической больнице в Москве взялись лечить Женю. Ей провели несколько химиотерапий. Но лейкоз у Жени оказался устойчив к «химии», поэтому пришлось сделать пересадку костного мозга. Совместимого донора в мировом регистре не нашлось, поэтому донором для Жени стала ее мама. Но и пересадка не помогла. Летом у Жени был снова обнаружен рецидив.

Женя не перестает удивлять. Еще перед пересадкой, осенью, смотришь на нее и понимаешь, что ей предстоит. И Женя понимает, но и в ус не дует. Поражаешься ее оптимизму. «Я, - говорит, - сегодня иду на коньках кататься. У меня коньков никогда не было, а теперь я их купила. А завтра я в дельфинарий собираюсь». Надела сапоги на огромных платформах, пальто, маску, и была такова.

- Был у меня пик отчаяния, как, наверное, у любого из моих друзей и товарищей по ТКМ. Мне тогда еще давали препарат, который способствовал апатии. У меня тогда было состояние: «на все наплевать», выживу или нет - было все равно. Это было перед Новым годом, но меня не интересовали подарки, украшения, даже елка. Но как-то удалось выйти из этого состояния, недели две все это длилось. Стараюсь не допускать даже тени похожего. А пик оптимизма - можно сказать, что теперь. У меня - всегда все супер. Тем более, что есть близкий друг, который меня очень поддерживает.

Сейчас – ни дельфинария, ни коньков. Женя второй раз за последний год лежит в стерильном боксе, где ей проведена повторная пересадка. Даже маме нужно полностью переодеться в простерилизованный халат, маску, шапочку и бахилы, прежде чем к ней зайти. Два раза в день весь бокс нужно мыть спиртом.
Жене нельзя из него выходить и, возможно, придется провести в боксе несколько месяцев, пока костный мозг не приживется. Любая инфекция для девочки сейчас смертельно опасна. Ей постоянно нужны переливания крови. Повторная пересадка – очень маленький шанс выздороветь. Но Женя верит в выздоровление и не унывает. Даже в стерильном боксе она занята.

- Мы знаем, что у тебя есть опыт курсов в модельном агентстве.

- Да, в 13 лет я пошла на курсы в одно агентство в г.Томске, и около полугода, до момента болезни, их посещала. Мне было интересно; кроме того, я посчитала, что полученные знания будут полезны мне, как любой девушке. Нас учили пластике, макияжу, рисунку ногтей, составлению сюжетов модельных фотографий и фотоимиджу. Последнее мне очень интересно. Одна из моих неплохих фотографий висит в салоне моды в г.Томске.

- А чем ты сейчас занимаешься?

- Да в основном уроками. За 1 год надо пройти два класса, освоить программу, сдать экзамены. А в свободное время я люблю ходить по магазинам и выбирать одежду, встречаться с друзьями.

Верит в выздоровление и Женина мама Инга, постоянно находящаяся с ней в отделении трансплантации костного мозга. Но кроме веры, нужно очень многое. Нужны доноры крови очень редкой, первой отрицательной группы, и тромбоциты любой группы крови. Каждый день Жене переливают два пакета крови, это значит – два донора в день должны сдать для Жени кровь. Нужны деньги на лекарства, ведь только противогрибковые средства стоят огромных денег, а помимо этого, нужно множество других лекарств.

- Один раз доноры уже спасли жизнь Жене, - рассказывает Инга, - Это было в Томске, тогда для моей дочери сдали кровь друзья и знакомые, пятнадцать человек сдали. Без этой крови она бы не смогла долететь от Томска до Москвы, больной организм не вынес бы ни взлета, ни посадки самолета.

- Кто же помогает Вам в Москве, где нет ни друзей, ни знакомых?

- В Москве намного тяжелее. Приходится только надеяться на помощь добрых людей. К сожалению, родители не могут ежедневно сдавать кровь для своих детей. В одном человеке крови столько нет! Я прошу – помогите моей девочке победить эту болезнь! Вдруг это именно вы спасете жизнь молоденькой девушке, у которой все еще впереди? Женя живет, Женя борется, помогите ей!

Женя верит и борется. Она мечтает научиться водить машину. Она мечтает о большом мягком плюшевом медведе в подарок на Новый год. Только вот из-за болезни ей еще минимум год нельзя будет покупать такие игрушки. Остается мечтать.

- Женя, Что ты можешь посоветовать тем детям, которые сейчас болеют, химичатся, лежат в боксе ТКМ?

- Прежде всего - никогда не отчаиваться, всегда быть оптимистами, и стараться всячески поднимать себе настроение .Я сейчас дружу с одним мальчиком из ТКМ, и стараюсь его по мере сил морально поддерживать. Вообще, исходя из опыта, считаю и говорю всем нашим детям, которые лечатся от схожих недугов: "если ты уже дошел до ТКМ и попал в бокс, то это уже хорошо.. Значит, большая часть пути пройдена, и будет еще лучше".  А еще, надо верить в свои силы. И не сдаваться. И еще хочется сказать, что очень важно иметь рядом человека, который может поддержать. У меня такой человек – моя мама. Мама мне очень много дала, и вообще, за всю жизнь, и за то время болезни, которое мы перетерпели вместе. Научила быть мудрее, спокойнее, стать такой, какая я есть. И я хочу сказать ей: "Мама, я тебя очень сильно люблю, ты мой самый дорогой человек, и никакие наши разногласия, ни прошлые, ни нынешние - ничто по сравнению с любовью к тебе".

- О чем ты мечтаешь, Женя?

- Мечтаю поскорее выздороветь…

Подготовили Анна Егорова, Владимир Хромов

Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.