О ком сердце болит

17 июня мы разместили на сайте просьбу о помощи Нажмику Магомедову. 1 июля мама Эльмира проверила поступления на счет.

Ничего.

Я понимаю, что мы сами виноваты. Мы просто попросили денег. А для того, чтобы помощь пришла, надо рассказом о ребенке вызвать эмоцию. Чтобы малыша пожалели и купили ему вифенд.

Нажмик Магомедов у нас из «стареньких». Я знаю его с 2004 года. Знаю, как облупленного. И поэтому рассказывать про него трудно, как трудно бывает рассказывать про самых родных, самых любимых, самых близких. С чего начать, например, рассказ о собственном сыне?

С того ли, как он трогательно опекал, еще будучи трехлетним, соседа по палате Даню Горохова? И как потом считался женихом Аси Мухтаровой, пока не променял невесту на Наташу Чегошеву?

Или рассказать как мы радовались, когда у Нажмика (а тогда еще Мирзы) закончилась химиотерапия и он поехал домой. Мы так были счастливы, что он вылечился. А через два месяца анализы показали рецидив, и тогда-то мулла переименовал малыша из Мирзы в Нажмудина, чтобы злая судьба не узнала его и обошла стороной. А потом была снова химия, и трансплантация костного мозга.

А после трансплантации была строгая диета. А Нажмик мечтал о чипсах, и доктора разрешили ему съедать одну чипсинку в день. И мальчик знал, что можно только одну, и терпеливо ждал каждого следующего дня, чтобы мама дала ему эту одну чипсинку.

Еще могу рассказать, как я однажды осталась сидеть с Нажмиком, пока Эльмира выходила по делам. Мальчик развлекал меня болтовней, а потом потянулся к тумбочке, чтобы продемонстрировать мне игрушку. И тут у него запутался ляйтунг. "Ой, ляйтунг запутался," - сказал мальчик. Он давно уже знает, что эта трубочка, которая тянется от пакета с парентеральным питанием к катетеру на груди, называется "ляйтунг". Я бросилась распутывать трубочку, и Нажмик сказал: "Спасибо, какая ты добрая. Давай я подарю тебе  картинку? Вон их у меня сколько, выбирай!". Я была растрогана. Он сам очень добрый, Нажмик.

Или могу написать про маму Эльмиру, которая с 2004 года с сыном по больницам, и все это время практически не видит старшую дочь Дайану. Девочка живет дома в Дагестане с бабушкой. Эльмира истосковалась уже по Дайане, а Дайана – по Эльмире. 

Сегодня у Нажмика позади лейкоз, почти половина коротенькой жизни прошла в больнице. И друзья-то – только больничные. Позади тяжелое лечение и диета, когда ничего нельзя.  А сейчас он борется с инфекционными осложнениями. Их много, грибковые, вирусные, бактериальные инфекции. Он опыть безвылазно сидит в палате, и ему нужен противогрибковый препарат «Вифенд». А я должна попросить этот вифенд у вас.

И я не знаю, что сказать. Я теперь понимаю, почему так трудно бывает мамам, которых я прошу написать письма благотворителям.

Как рассказывать о тех, о ком сердце болит? Это почти невозможно.

Пожалуйста, помогите Нажмику.

С уважением,

Екатерина Чистякова
Координатор группы «Доноры – детям»

Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.