Дети о себе: Прияна Лубчинская

Обычно мы рассказываем о ребенке, если ему нужна помощь. Мы решили нарушить традицию. Вернее, мы хотим установить новую традицию. Мы хотим рассказывать о детях просто так. Просто для того, чтобы вы могли познакомиться с ними также, как и мы. Понять, что они видят, чувствуют, что переживают, как совершают поступки. Ведь кроме диагноза, группы крови и нехватки средств в жизни у наших юных друзей столько всего важного и интересного! Начать мы решили с удивительно солнечной и мудрой девочки – Прияны Лубчинской.

Яна ушла от нас 12 апреля в 1 час 16 минут. Но остались Янкины дневники, статьи, фотографии, вышивки и даже любимый плюшевый пес Флабс.

Для журнала "Поверь в себя", который выпускают дети в реабилитационном клубе Липки, Яна написала небольшую статью:

«Возвращение в школу

В больницу я легла за неделю до начала школьных каникул. Одноклассники говорили, что будут скучать, во что мне слабо верилось.Во время прибывания в больнице мне никто не звонил, не поддерживал. Даже те люди, которых я считала друзьями...

Но совершенно неожиданно, мне позвонила учительница, с которой у меня были не сильно хорошие отношения, и спросила как у меня дела и как я себя чувствую. Спросила не нужна ли мне какая либо помощь... Стали приходить сотрудники моей мамы по работе, учитель по индийским танцам, подруга... Но никто из одноклассников не приходил, только иногда звонили.

Вот наступил долгожданный момент, меня выписывают из больницы.Я возвращаюсь в школу через неделю после начала занятий. Некоторое время я находилась на надомном обучении, и опять же никто из моих "любимых" одноклассников мне даже не пытался позвонить.

Наступает долгожданное возвращение в школу.Некоторое время мне приходилось ходить в панамках и банданах. Я думала моего появления никто не заметит, а если и заметит, то непременно будут смеятся на моим внешним видом.

Но я ошибалась! В понедельник первый урок был алгебра. Я вхожу в класс, все уже сидят. Но вдруг видят меня в панаме, бледную и.... они начали хлопать, свистеть и просто засияли от счастья, когда меня увидели (даже в таком виде)!

Я, честно, такого не ожидала! Никто даже не пикнул насчет моей панамы или чего то еще.

Мои одноклассники стали относиться ко мне по другому, лучше! И продолжают относиться также, а может даже и лучше, а может я просто привыкла, что меня уважают, хотя прошло уже 2 года...
Могу дать один совет: не бойтесь возвращения в школу, вас поймут, и полюбят такими, какие вы есть!

Л.П.Д.»

Начала Яна описывать свои мытарства в Боткинской больнице, но получилось совсем чуть-чуть. Янка была "девочкой-колючкой", и это ее стиль выражения своих эмоций.

«Надо жить!

Значит так. С чего всё это началось. Вы знаете, очень даже весело, на мой день рождения, следовательно 5ого июля. Было весело! Пришли мои ненаглядные друзья, пьянка, танцы…. Но многих людей по жизни преследует одно ужасное слово. Имя ему – «НО». Надо заметить, что в этот раз моё «НО» превзошло все ожидания! Я заболела…лейкозом.

Врачи долго не могли понять, что же со мной. Каких диагнозов только не было. Остановились на воспалении тазобедренных суставов. Скорая с мигалками, больница номер 20…. Провела там 3 незабываемых дня. Всем было на меня наплевать. На третьи сутки моих мучений мне догадались сделать анализ крови! К сожалению, он и выдал диагноз: острый лимфобластный лейкоз. Короче опять скорая, но больница другая. С чудесным названием Боткинская.

Отделение гематологии. У меня опять дикие боли в костях! Тут, слава Богу, догадались сделать обезболивающий укол и поставили капельницу.

Первую неделю мне там даже нравилось, но потом… Потом начались мои приключения(слабонервным, беременным и детям лучше не читать)! Осложнение номер раз: я заболела ветрянкой. Когда я говорила об этом врачам, они мне не верили, но в конце концов они согласились. Но это ещё не самое веселое. Вылечили. Прошло 8 недель основного лечения и меня отпустили домой на пару дней.

В первый же день моего пребывания дома я решила оторваться по полной! На завтрак любимые блины с любимой красной рыбкой и кофе! Что может быть лучше? Но проблема заключалась в том, что в больнице нам даже не сказали, что после отмены лечения гормонами сразу наедаться нельзя, тем более блинами в сочетании с рыбой! Слишком жирно! Из этого вытекает осложнение номер два. Дня через три – четыре у меня возникают дикие боли в животе, в правом боку. Не для кого не секрет, что когда болит правый низ живота- это обозначает возможность аппендицита. Короче говоря, снова здорово! Опять скорая с веселыми мигалками и любимая больница….

В приёмном отделении от меня что-то хотели врачи. Ходили, спрашивали, щупали. Дощупались до того, что решили сделать мне УЗИ. Просто за то время пока «медики» думали, мой живот прошел. Пошли с мамой на УЗИ. Обследование ничего не показало. Мне предложили выпить горячего чая и через некоторое время подойти снова. Но похоже потом про меня забыли и начали резко обслуживать каких- то дедушек, которые еле-еле передвигаются. Но после чая природа взяла свое и начала звать в места не столь отдаленные. А этого- то как раз делать было нельзя. Но все- таки после небольшой порции дедушек про меня вспомнили. Но факт в том, что УЗИ опять ничего не показало. Казалось бы можно и успокоиться и отпустить меня домой, но не тут то было…. Наши неугомонные врачи пришли к выводу, что мне просто жизненно необходимо сделать диагностическую лапароскопию (это когда тебе в живот засовывают трубки: одна с эндоскопом, а другая мило раздувает тебе кишки). Все бы ничего, но пока меня катали на каталке я замерзла, как мамонт и меня сильно трясло.

Лежу в предоперационной в одной футболочке, а сверху покрытая тряпочкой, чем то отдаленно напоминающую простынку. Там снова про меня забыли, впрочем, как обычно. В итоге про меня все- таки вспомнили и повезли в саму операционную. Там было еще холоднее. Причем самое интересное, что меня начали спрашивать, почему я трясусь. Действительно, с чего бы это вдруг, когда у вас тут холод собачий, а я почти без одежды?! Ладно, едем дальше. Надевают на меня маску и говорят, чтоб я глубоко дышала. Со вторым вдохом у меня начало звенеть в ушах, с третьим темнеть в глазах, а на четвертый я отрубилась и погрузилась в волшебный мир глюков. Наркоз подействовал. Что было в следующие два дня я не помню, и как утверждают очевидцы, не зря. На следующее утро у меня начались судороги, очень похожие на эпилептические.

Но, дорогие мои, дальше больше! У меня нашли энцефалит.»

На этом Янины скитания по больницам не закончились, но дневник прерывается. После Боткинской больницы Прияну перевели в РДКБ, в отделение онкогематологии-16, где Яна впервые за последнее время начала улыбаться.

На этой фотографии Яне 14,6.

А тут Прияна со своим любимым человеком Тимой:

Янька любила вышивать и делала это очень аккуратно и правильно, с обратной стороны ее работ нет узелков. Вот Янушкина недоделанная вышивка. Осталось совсем чуть-чуть. Это символ здоровья.

Кто бывает в храмах, пожалуйста, ставьте свечки за упокой новопреставленной Иоанны!

Флабс