Римма Мустафина

Через каждые три месяца мы приезжаем в РДКБ на контроль. Анализы постепенно становятся лучше, и хочется верить, что совсем скоро Римма выздоровеет и вся эта больничная жизнь длиною в пять лет останется как страшный сон, а наши больничные друзья останутся друзьями на всю жизнь.

Лето 2003 года. Конец августа. Пора готовиться к школе. Ведь моя дочь Римма в этом году идет в 11 класс, оканчивает школу, а впереди … институт, большой город, новые друзья…

Но тут какое-то недомогание: температура, стоматит, слабость, и синяки какие-то на ногах. И всё это настолько, что пришлось обратиться в больницу, к чему мы раньше прибегали очень редко.

Врачи вели себя очень странно, загадочно, сказали, что нам нужно ехать в республиканскую больницу, в Уфу и что у Риммы с кровью что – то серьёзное. Мне пришлось оставить работу, чтобы ухаживать за дочерью.

С 21 августа 2003 года вся наша семья начала жить как бы в другом измерении, Римме поставили диагноз: апластическая анемия, тяжелая форма. Мы еще четко не представляли, что это за болезнь, но надеялись на скорейшее выздоровление и возвращение в родную деревню, домой. Но болезнь затянулась настолько, что у моей дочери не было ни последнего звонка, ни школьного бала, ни бального платья, школу она закончила на больничной койке, и состояние ухудшалось с каждым днем.

В Уфе не в состоянии были лечить эту болезнь. Отец Риммы добивался, чтобы ее перевили в Москву, и это случилось только через год – в августе 2004 года.

Нас взяли в РДКБ. Здесь мы встретились с чудесными врачами, врачами от Бога, которые делают все возможное и невозможное ради спасения каждого ребенка. С донорами, волонтёрами – которые не жалея ни времени, ни здоровья поддерживали нас. И все это начало давать положительные результаты. Римме стало лучше. Она начала выходить на улицу, прошли огромные гематомы.

Но нас подстерегала новая беда: тяжело заболел отец Риммы: рак. Это было для нас приговором, проболев 7 месяцев, он умер. Ему было 49 лет. Вместе с ним нам казалось, мы потеряли всё, все наши надежды рухнули. Но нас окружали замечательные люди, они нам помогали всем, вселяли нам надежду на выздоровление. С Риммой занимались по математике, английскому и русскому языкам, готовили ее к поступлению в институт. Через два года лечения, Римма могла уже обходиться без донорской крови, вошла в ремиссию и в июле 2006 года, т. е. почти через три года мы вернулись в Башкирию.

Сразу же Римма поступила в институт. Но ограничения связанные с болезнью дочери остались: мы уже не могли жить там, где нет больницы, аптеки и определенных жилищных условий, которые нужны при ее болезни. Нам надо было устроить свою жизнь в Уфе, практически с нуля. Мы снова не обошлись без помощи волонтеров, доноров. Огромное им спасибо и пусть у них будет крепкое здоровье и благополучие на всю их жизнь.

Сейчас Римма студентка второго курса, ВЗФЭИ, экономического факультета, а еще оканчивает первый курс английского языка в Центре изучения иностранных языков. Хотя еще есть какие-то ограничения, всё же она уже может учиться, общаться, встречаться с друзьями, заниматься любимыми делами и радоваться каждому новому дню.

Через каждые три месяца мы приезжаем в РДКБ на контроль. Анализы постепенно становятся лучше, и хочется верить, что совсем скоро Римма выздоровеет и вся эта больничная жизнь длиною в пять лет останется как страшный сон, а наши больничные друзья останутся друзьями на всю жизнь.

Мама Риммы Мустафиной, апрель 2008 год."