Лида Шульгина







Не стесняйся себя: ты такая, какая ты есть. (О стрижках и лысых головах)

 "

 В детстве меня всегда стригли коротко. Мне это не особо нравилось. В один прекрасный момент я устроила истерику и начала отращивать волосы. Лет 9 тогда было. Не могу похвастаться, что до пят отрастила… Но до лопаток выросли. Это было много, ведь раньше под мальчика стригли. Я профессионально занималась плаванием, два раза в день после бассейна волосы нужно было мыть и сушить. Я испугалась, что так их вообще не останется, и снова подстриглась коротко.

В 13 лет, когда я начала лечиться от лейкоза, мне сразу сказали, что волосы придется сбрить совсем. Но я не поверила, вернее, не хотела верить. Решила, что не буду подстригаться ни за что на свете. Говорила: «Вы что, у меня ничего не выпадет, я особенная!». И правда, вместо того чтобы вылетать, мои хрупкие захлоренные от бассейна волосы наоборот стали укрепляться и даже росли. Я косы маленькие себе делала.

Но радость была кратковременна. Волосы все-таки начали лететь с моей головы. Первой сказала, что стоит подстричься, моя врач Вероника Валерьевна. Но я никак не могла представить себя лысой. У меня лично лысая голова ассоциируется с мальчиками, а именно с призывниками. Или с уголовниками.

Чтобы полностью не бриться, мне предложили альтернативу – подстричься покороче, так волосы продержатся еще некоторое время. Но тут на мое удивление стричь волосы больше всех жалко стало маме. А мне наоборот хотелось сохранить хоть какие-нибудь волосы, тогда я взяла обычные бумажные ножницы покарябала себя покороче, маме деваться было уже некуда, она согласилась подровнять.

Но через некоторое время зазоры стали все больше, и каждое утро по всей кровати было море волос. Я просыпалась с комком волос во рту. Как бы страшно это ни звучало, но я сама просила, чтобы меня побрили.

И вот меня стали брить… Жанна, мама Астемира, оказалась единственным человеком, который решился это сделать. Моей маме было так жалко, что она отбрыкивалсь. Мы долго искали машинку для бритья. Потом все собрались в отделении, в аквариуме. У нас с мамой был истерический смех. Было с одной стороны весело, с другой жалко, все-таки свое, родное. Мама изображала рыдания, фотографировала нас. Жанна поднесла машинку, и половина головы стала совсем лысой. Сразу стало холодно. Потом побрили и все остальное. Я пошла к зеркалу, странное было впечатление, не знала, как реагировать. В этот момент было непонятное чувство, хотелось радоваться, что пришел конец моим мучениями, и плакать, так как мне как любой девочке очень жалко свои волосы.

Мне казалось, что это никогда не закончится. Казалось, что все только на меня и смотрят. Потом я поняла, что если я оденусь как-то необычно, все точно так же будут на меня смотреть. Вскоре мне и самой понравилось. Через пару дней никто не замечал лысой головы, как будто ничего не изменилось. Мне говорили, что мне теперь хорошо, никакого мытья волос, просто лафа.

Я увидела, что у лысой головы правда много плюсов. Во-первых, можно не париться насчет грязных волос, секущихся концов, покупки расчесок, не надо ходить по магазинам. И насчет прически можно не беспокоиться, а все остальные даже дождика боятся, потому что он портит прическу. И над сменой образа не надо думать, а то когда волосы есть, только и думаешь, как их покрасить, подстричь, причесать и т.п. В общем, на лицо сплошная экономия.

Окружающим моя «прическа» даже нравится. Люди же любят самовыражаться - кто себе бант сделает, кто выстрижет полголовы, кто оденется как светофор... Люди голову ломают над тем, как привлечь к себе внимание. Так что нам с лысой головой совсем не стоит считать себя ущемленными. Может быть, мы самовыражаемся так. Многие ведь бреются специально, как например Гоша Куценко или Бритни Спирс.

Хотя сейчас с лысой головой вообще проблем нет, сходил купил парик и никто даже не знает, это у тебя парик или нет, никто не заметит (например в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» о том что у Натальи Крачковской парик никто не догадался). Но я не стала голову нагружать париком, пользовалась платками. За время болезни у меня появилась целая гора платков. Сначала я собирала коллекцию семь платков, называлась она «неделька». Потом платки стали плодиться и плодиться. Сейчас их уже 10 или 12. А волосы начали отрастать снова где-то через месяц, а то и раньше. Появился ежик, потом я уже и не замечала, как они растут. Жаловалась маме, что у меня вечно грязная голова, никак не намылишь. А мама прикалывалась: «Лида, а ты шампунь налить не пробовала?». Теперь снова эта морока – покупай шампунь, расчесывайся. Сплошные траты, одни на резиночки и заколки чего стоят!

Одноклассники, когда меня увидели, сказали: «прикольно!». Я теперь знаю, что не нужно стесняться себя такой, какая ты есть.

Лида Шульгина, май 2009 г.

"