Рассказ волонтера детского отделения Института рентгенорадиологии

Однажды после Воскресной Литургии настоятель объявил, что всех желающих поучаствовать в деле помощи детям из НИИ Рентгенорадиологии просят собраться в притворе храма для обсуждения. Я помню, тогда испугалась. Первая мысль, которая пришла на ум, когда услышала просьбу, была «чем я, малый человек, могу помочь в их беде?» На этой мысли, обычно, и заканчиваются все наши добрые начинания.

К походу в НИИ морально долго готовилась. А когда все-таки пришла вместе с другими добровольцами, то не нашла того, что ожидала увидеть: не было там ни стонов, ни криков, ни капельниц, ни беготни врачей. Нас встретили любопытные ребята от 3-х до 12 лет, обычные детишки, только почти все с лысыми головенками или в платочках. Они высыпали в коридор из палат, заинтересованные необычными посетителями.

Мы познакомились, зашли в некоторые палаты. На первый взгляд – дети как дети, только у кого головка без волос, размеченная специальный маркером, кто-то слишком полный для своих лет. А тем временем мамы зовут чай пить, поговорить, ребята же хотят играть.

После того первого посещения тяжести не осталось, и уже не было даже мысли «чем я могу помочь». Если в наших силах пусть даже простым участием хоть на немного облегчить их страдания, разве мы в праве отказаться?

Со временем наша неорганизованная толпа желающих помочь превратилась в небольшую группу добровольцев, готовых отдавать некоторую часть своего времени посещению детей и решению возникающих проблем
.
Выяснилось, что детишки с удовольствием занимаются в кружках, например, рисуют под чутким руководством наших добровольцев, хотя болезнь не всегда позволяет им крепко держать карандаш. Дети радуются, даже когда к ним приезжают просто поиграть – наверное, во время игры они забывают, что у них что-то болит.

Чем ближе мы знакомились с маленькими пациентами НИИР и их родителями, тем яснее вырисовывалась общая картина жизни этих людей. Почти все истории начинались примерно одинаково: текла обычная жизнь с ее хлопотами и заботами, праздниками и буднями, вдруг посреди этого мирного течения вырастала огромная стена под названием БОЛЕЗНЬ, которая навсегда отгораживала прежнюю жизнь. Даже если диагноз не самый плохой с точки зрения излечиваемости, возврата назад нет. Ребенок будет оставаться под наблюдением врачей всю жизнь.

Для многих родителей болезнь ребенка круто меняет приоритеты. Раньше это могли быть «машина/дом/дача», а стали «операция/МРТ/спецразметка». Теперь родители проживают каждый день вместе с ребенком, старательно высчитывая, какие тромбоциты в крови, сколько капель лекарства нужно для химиотерапии, придумывая, как успокоить дитя, у которого сводит мышцы от лекарств.

А еще родители находятся в постоянном поиске средств на лечение. Они идут на все, чтобы добыть суммы, которые даже на взгляд столичного жителя кажутся астрономическими: продают квартиры, последнее имущество, залезают в долги. Результат же лечения не может гарантировать никто.

Подобные испытания подталкивают людей к Богу. Родители на своих собственных детях видят, как хрупка и беззащитна человеческая жизнь, если нет упования на Того, кто дарует ее человеку. Тогда люди в первый раз заходят в храм, ставят первую свечку.

Общение с детишками может многому научить взрослого человека. Например, я увидела одну из сторон изречения «премудрость Божия дана младенцам».
Мы с двумя девочками, 6 и 12 лет и их мамами поехали поклониться мощам блаженной Матроны Московской. Там, в монастыре, меня поразило, с каким вниманием и серьезностью отнеслись девочки к общению со святой, с какой внутренней тишиной входили дети в храм, как благоговейно стояли перед мощами. Наверное, маленький человек полнее чувствует, что каждый свой день предстоит перед вечностью… У одной из девочек была самая страшная форма рака, практически не поддающаяся лечению – опухоль ствола головного мозга. Было это полгода назад. Одной из девочек уже нет в живых.

К своему наблюдению я получила другой пример. 14-летний мальчишка с добрыми, наивными глазами. Он поступил в НИИР с рецидивом. Его мама рассказывала, что временами он сильно мучался от боли. А я все никак не могла понять, действительно ли он болен, этот бодрый, деятельный мальчишка. Он очень спешил жить, спешил сделать что-то хорошее: помогал своему батюшке собирать пожертвования на реставрацию их сельского храма, фотографировал, много читал и молился. Получается, он знал, что Господь не даст ему много времени, он хотел успеть…И он успел подарить нам частичку своего доброго сердца, нам, пришедшим помогать ему.

Отец Иоанн (Лапидус) в одной из своих проповедей сказал, что в делах помощи ближнему надо идти до конца. И хотя это кажется мало выполнимым, когда знаешь весь объем проблем, но ведь дорогу освоит идущий, пусть даже идущий маленькими шажками.

Марина Ветрова, август 2006г.