Интервью инициативной группе «Доноры – детям»

Скажите, ведь это трудно – быть врачом-гематологом?

Работа детского гематолога благодарная во всех отношениях. Я получаю огромное удовольствие от сознания того, что мы движемся вперед, становимся совершеннее и можем помочь все большему количеству детей. Когда я только начинал, наши запросы по отношению к результатам своей работы были совершенно другими. Тогда считалось, что любой пациент с лейкозом, который выздоровел, – это уже несомненное достижение. Позже мы познакомились с опытом работы западных клиник, и стало ясно, что то количество больных, которых мы вылечивали, непозволительно мало. На том этапе еженедельные смерти было видеть особенно горестно. Но это побуждало к неистовой учебе, к неистовой работе, к надежде, что все изменится к лучшему.

Некоторых детей мы теряем и сейчас. Как Вы с этим справляетесь?

Успокоиться можно только тем, что для каждого конкретного ребенка ты сделал чуть больше, чем мог. Дети не должны погибать от нехватки лекарств, не сделанных вовремя анализов, по недосмотру... Только так с этим можно жить. И каждая потеря – это прежде всего огромный стимул к тому, чтобы больше не допустить потерь. Хотя, конечно, в медицине без потерь невозможно.

А чудеса бывают?

Да. Случается, что дети выздоравливают даже после того, как побывали на волосок от гибели. И таких чудес, а это действительно чудеса, немало было на нашем пути. Это как раз говорит о том, что за каждого больного нужно бороться до конца. По крайней мере, в детской гематологии это так. А вот такого, чтобы мы не могли помочь и вдруг пришел некто, взмахнул волшебной палочкой и вылечил, – нет, не было.

Были ли среди Ваших подопечных дети, которые являлись для вас особенными, не такими, как все?

У каждого, наверное, бывают такие пациенты, когда говоришь себе: «Я никогда его не отпущу, ни при каких обстоятельствах не дам ему умереть». Было у меня несколько таких пациентов, после которых я совсем по-другому стал относиться к своей профессии, и пришло это не сразу.

Вы лидер коллектива врачей. Что Вы можете сказать о своих коллегах?

Пребываю в состоянии возрастающего восхищения теми людьми, с которыми я работаю. Каждый из них – это молодой человек, который видит вокруг совсем другую жизнь. И способности их таковы, что они бы наверняка преуспели во многих сферах. И тем не менее они выбрали этот путь и идут по нему с достоинством. Они не ропщут, и я надеюсь, мы друг друга поддерживаем. Есть некое ощущение единства, того, что мы – единое тело, и это очень важно в нашей работе.