Лечение в российских клиниках

Спектакль, где основное действие происходит за сценой –– так можно было бы описать процесс лечения онкологических заболеваний у наших детей. За сценой родители вместе с ребенком обходят сотни врачей в поисках причины плохого самочувствия. За сценой остаются ощущения ребенка, который почти час лежит внутри темного шумящего томографа… за сценой остается и процесс получения квоты на лечение. Между тем квота –– это то, без чего лечение даже не начнется.

Квота –– это фактически справка о том, что государство берет на себя расходы по оказанию ребенку высокотехнологичной помощи. То есть операция, курс облучения или химиотерапии будут оплачены из бюджета. Ежегодно государство выделяет строго определенное количество квот. Их число выводится из статистических данных по заболевшим детям. Будь то 1 ребенок, 2 или 15 ––  без квоты бесплатного лечения не будет.

К сожалению, число заболевших детей значительно превышает эти цифры. И, увы, в конце этого года стало ясно, что число заболевших детей значительно превысило и запланированное. Квоты на оказание высокотехнологичной помощи закончились ещё в начале декабря. Бесплатного лечения больше нет. Просто потому, что статистика дала сбой.

«Квот больше нет» –– эта фраза означает, что для того, чтобы начать лечение, ребенку придется либо ждать, когда квоты появятся, либо оплачивать терапию и каждый день пребывания в больнице самостоятельно. К сожалению, таких денег нет практически ни у одной семьи. А уж времени на ожидание у наших детей нет никогда. В этом году квот не хватило на операции и на лучевую терапию. То есть на лечение детей с опухолями мозга. На лечение тех, кто совсем не может ждать.

Не может ждать Даша Костомарова –– девочка, которая заболела всего месяц назад. Опухоль ствола головного мозга неоперабельна и помочь девочке может только курс облучения вместе с химиотерапией. Даша не может ждать –– если её опухоль не начать лечить немедленно, девочка погибнет, так и не успев воплотить в жизнь свою самую большую мечту. Летом она увидела в парке ВДНХ аттракцион –– дети в лодках на большой скорости съезжали в водоем. Покататься на этих лодочках –– самое большое желание Даши. Но вход на аттракцион только с восьми лет. Восемь Даше исполнится только через год…и ей очень нужно это время.

Не может ждать Даша Мацкова –– операцию ей откладывали до момента, пока новообразование можно будет удалить без риска фатальных повреждений. Для этого опухоль, которая «спала», должна была дать рост. Но опухоли непредсказуемы. В конце осени новообразование стало расти стремительно. Пока Даша добралась до Москвы, опухоль успела вызвать частичный паралич. Оперировать нужно незамедлительно. Но только в будущем году. Потому что квот больше нет.

Не может ждать Илюша Курочкин ––  он очень тяжело перенес операцию по удалению опухоли. Теперь мальчик заново учится ходить, говорить и даже глотать. Он делает большие успехи и ему очень нужно пройти курс лучевой терапии, чтобы как можно скорее восстановиться. Но квот нет.

Да ни один из более чем 30 детей в центре Рентгенорадиологии и НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко не может ждать просто потому, что план по бесплатному лечению на год выполнен. Эти дети есть. Они живы и обязательно должны получить лечение вовремя. Независимо от того, запланированы они статистикой или нет.

Так и получилось, что теперь основное действие происходит не просто на сцене. Теперь оно требует нашего непосредственного участия. Именно поэтому мы открываем сбор средств в рамках проекта: «Лечение в российских клиниках»

Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.