Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

Екатерина Чистякова: «В России не хватает врачей и клиник, чтобы делать ТКМ и спасать жизни»

7 июня 2019Общество
Текст:
Наталья Гриднева
Поделиться:

В России проходит в шесть раз меньше трансплантаций костного мозга, чем в Европе. А потребность в ТКМ у нас в пять раз превышает возможности системы отечественного здравоохранения. Сегодня фонд «Подари жизнь» представил проект развития ТКМ в России на Петербургском экономическом форуме.

Екатерина Чистякова рассказала о том, как справиться с дефицитом врачей и трансплантологических клиник на Петербургском международном экономическом форуме в рамках круглого стола «Как добровольцы могут помочь спасти жизни: развитие донорства костного мозга в России и в мире».

На нашем круглом столе все, в основном, выступают за создание регистров доноров костного мозга, и это важная тема. Но даже если в России будет прекрасный большой регистр, люди все равно будут погибать, не дождавшись трансплантации.

Все, что мы делаем — делаем не ради донора, а для пациента. Увеличение регистра и появление Росрегистра, к сожалению, не сделает трансплантацию костного мозга доступной для тех детей и взрослых, которым она нужна.

Это связано с тем, что трансплантацию должны делать квалифицированные врачи в трансплантационных клиниках. А таких врачей и клиник в России не хватает.

По этой причине разговор о развитии трансплантационных клиник нужно начинать даже раньше, чем о развитии регистра костного мозга. Иначе мы будем экспортировать наших доноров, например, в Испанию, если они там кому-то подойдут.

Наш фонд начал проект по созданию таких клиник с двумя регионами — Красноярским краем и Свердловской областью. И сегодня уже есть первые результаты. В этом году в Екатеринбурге будет сделано 39 трансплантаций. Это цифра — результат сотрудничества, которое началось в 2016 году, когда фонд начал взаимодействовать с ОДКБ Екатеринбурга, а в 2017 году к нам присоединилось Министерство здравоохранения России.

Благодаря этому взаимодействию екатеринбургская клиника смогла принять в два с половиной раза больше пациентов со всей России и, прежде всего, Урала. Это заслуга не только врачей и Минздрава. В этом есть и наше участие. С момента старта проекта мы вложили 260 млн рублей, чтобы обучить врачей из Екатеринбурга, переподготовить их в Центре детской гематологии им. Димы Рогачева и в западных центрах, предоставляя зарубежные стажировки. Мы покупаем оборудование, поддерживаем клинику лекарствами и расходными материалами.

Для нас важно, чтобы россияне могли лечиться, если они заболеют жизнеугрожающими заболеваниями. И наши усилия в Екатеринбурге — только малая часть того, что должно быть сделано для решения проблемы.

Потребность в трансплантации костного мозга в России ежегодно составляет семь тысяч человек, взрослых и детей. Это в пять раз больше, чем количество пациентов, которых могут себе позволить принять российские клиники. Надо также понимать, что в России проходит в шесть раз меньше трансплантаций на душу населения, чем в Европе.

В России недостаточно клиник, которые делают трансплантации костного мозга. В стране их всего восемнадцать. Двенадцать самых мощных из них расположены в Москве и Санкт-Петербурге.

Мы пригласили консультантов компании McKinsey CIS, чтобы посчитать сколько трансплантационных коек нужно дополнительно создать в России, чтобы закрыть потребность в данном виде лечения. Выяснилось, что нужно еще около 700 новых коек. Это будет дорого стоить. Среднеевропейская стоимость создания одного нового койко-места — 45 млн рублей.

Это дорого потому, что одна трансплантационная койка имеет вокруг себя большую инфраструктуру. На нее работают специальные лаборатории, служба крови, которая может предоставить клетки для переливания, хорошо оснащенная реанимация и визуальная диагностика. Создание новой трансплантационной койки в России может обойтись дешевле, если делать новые трансплантационные центры на базе существующих хорошо оборудованных больниц.

Чтобы закрыть дефицит трансплантаций в стране и создать дополнительные койки, объем инвестиций должен составить от 25 млрд рублей и выше. Понятно, что это не фонд должен делать. С этим предложением мы будем обращаться в Минздрав России и в Правительство Российской Федерации.

Мы считаем, что койки нужно создавать в регионах, потому что это значительно снизит расходы семей, которые тратят деньги на приезд в столицы и проживание там. Это огромные деньги для людей, которые берутся не из карманов министерств. Это расходы граждан, которые им часто непосильны.

И главное — трансплантация это длительное лечение, которое занимает от полугода до двух лет. Если взрослый попадает в больницу, его дети должны иметь возможность к нему приехать, как и муж к больной жене, и папа — к больному ребенку. Поэтому мы считаем, что новые трансплантационные центры должны создаваться именно в регионах.

Специалисты McKinsey создали карту, на которой отметили те города, в которых было бы целесообразно создать трансплантационные центры. Эту информацию мы тоже передадим в Минздрав России. При ее создании учитывались транспортная доступность регионов и уровень развития здравоохранения (затраты на здравоохранение, количество онкологов, гематологов и плотность населения).

Сейчас мы ищем инвестиции на создание трансплантационного центр в Красноярске. Его еще нет, но при поддержке Министерства здравоохранения Красноярского края мы подготовили его проект.

Центр рассчитан на 40 трансплантаций в год. Подготовлена команда, которая прошла стажировку, сделано медико-техническое задание и сейчас нужны инвестиции. Это огромные деньги, но мы надеемся, что нас поддержит социально ответственный бизнес, который, например, вложится на приобретение отдельных единиц оборудования.

Сегодня у Министерства здравоохранения есть намерение развивать ТКМ, но, к сожалению, нет даже проекта, в котором было бы указано, где должны располагаться эти центры. Мы можем долго ждать, когда государственная машина развернется к этой проблеме. Но мы хотели бы иметь возможность спасать людей уже сейчас. Очень грустно думать о том, сколько людей погибает, ожидая своей очереди на трансплантацию. А очереди бывают длинными.

Проект фонда «Трансплантация костного мозга»

Когда становится понятно, что у ребенка не работает или неправильно работает костный мозг — главный орган кроветворения, и никакие виды лечения (ни лекарства, ни операции, ни «химия», ни лучевая терапия) не дают возможности добиться полного излечения, требуется пересадка костного мозга, чтобы заменить его на новый, здоровый — донорский. В этом и заключается цель процедуры трансплантации.

Новости

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari