Почему лекарства стоят так дорого?

На эти лекарства наш фонд расходует десятки миллионов рублей

Многие люди часто задаются вопросом: почему на покупку новейших противораковых лекарств требуется столько денег. И этот вопрос требует подробного ответа.

Действительно, это серьезная проблема. В современном мире разработка инновационного онкологического лекарства — это зачастую 15-20 лет работы. Проводится детальное изучение болезни, ее молекулярных характеристик. Устанавливаются варианты возможной формулы препарата. Проводятся испытания in vitro — в пробирке. Затем на животных. Потом клинические испытания на людях — многоэтапные и многолетние. На всех промежуточных этапах отбрасываются неэффективные варианты и те вещества, которые дают неприемлемо тяжелые побочные эффекты. И только потом лекарство выходит на рынок. Поэтому его цена на первом этапе определяется, по сути, не производственными расходами как таковыми: речь идет о том, чтобы компенсировать стоимость многолетних исследовательских разработок и труда сотен людей. Не говоря уже о том, что фармацевтические компании заинтересованы и в получении прибылей, часть которых пойдет на финансирование дальнейших разработок.

Рост цен на новые противоопухолевые лекарства (Peter Bach, Memorial Sloan-Kettering Cancer Center, USA)
Рост цен на новые противоопухолевые лекарства (Peter Bach, Memorial Sloan-Kettering Cancer Center, USA)

Медицина становится все более персонализированной, и многие лекарства в современной онкологии годятся только для узкой категории больных. Скажем, тот или иной препарат годится только для тех пациентов, у которых в клетках опухоли есть определенная генетическая «поломка». А другое лекарство одобрено только для больных, которым не помогла обычная химиотерапия, — то есть это препарат, как говорят врачи, второй, третьей или даже четвертой линии. Чем меньше больных получает лекарство, тем труднее вернуть деньги, затраченные на его разработку. Поэтому высокая цена на препарат сохраняется долго. Даже когда истекает срок патентной защиты, цена может многие годы оставаться высокой — в частности, потому, что слишком мало компаний заинтересованы в производстве «узконишевых» лекарств.

Сейчас, наверное, ни одно государство в мире не может обеспечивать своих граждан всеми самыми современными противоопухолевыми препаратами. Эту задачу решает либо страховая медицина, либо благотворительные фонды.

Подведя итоги расходов нашего фонда за 2018 год, мы выделили несколько лекарственных препаратов, на оплату которых потребовалось особенно много средств. В нашей сегодняшней публикации мы кратко расскажем о некоторых из них.

«Блинцито»

«Блинцито» (блинотумомаб) – пока единственный зарегистрированный препарат из совсем нового класса лекарств, так называемых биспецифических активаторов Т-клеток. Это уникальный белок, который одновременно связывается и с клеткой опухоли, и с клеткой иммунной системы — Т-лимфоцитом. Тем самым запускается процесс иммунного уничтожения опухолевых клеток. В сложных случаях острого лимфобластного лейкоза «Блинцито» помогает справиться с минимальной остаточной болезнью (то есть с остатками опухолевых клеток, которые не уничтожены стандартной терапией) и поэтому заметно снижает риск рецидива. Ежегодно это лекарство дает шанс на выздоровление нескольким десяткам подопечных нашего фонда.

Ксюша получила терапию с «Блинцито» год назад, трансплантацию — 9 месяцев назад. Сейчас у нее все хорошо
Ксюша получила терапию с «Блинцито» год назад, трансплантацию — 9 месяцев назад. Сейчас у нее все хорошо
В 2016-2017 годах пациенты Центра детской гематологии имени Дмитрия Рогачева получали лечение «Блинцито» бесплатно, в рамках клинического испытания. Но сейчас этот дорогостоящий препарат, увы, надо покупать. И хотя «Блинцито» в этом году уже включен в список жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП), цена на него остается очень высокой, и лечение каждого пациента обходится, как правило, в сумму около миллиона рублей — а порой и значительно больше…

Расходы фонда на покупку «Блинцито» в 2018 году — 66 миллионов рублей.

«Адцетрис»

Этот препарат врачи стали назначать нашим подопечным несколько лет назад, еще до его регистрации в России, и некоторое время приходилось ввозить его из-за рубежа. «Адцетрис» дает новую надежду больным лимфомой Ходжкина (и некоторыми другими лимфомами), которым не помогает обычная химиотерапия. Это комбинированное лекарство: в его состав входит как белок-антитело, которое связывается с опухолевыми клетками, так и активный агент, который эти клетки убивает.

Надя прошла лечение «Адцетрисом». Сейчас она сама врач-онколог
Надя прошла лечение «Адцетрисом». Сейчас она сама врач-онколог
Вообще-то лимфома Ходжкина считается одним из самых излечимых онкозаболеваний, особенно у молодых людей. Есть вполне эффективные протоколы химиотерапии. Но все же бывают случаи, когда ни одна из стандартных схем «химии» не оказывается достаточно действенной. И «Адцетрис» был разработан именно для таких случаев. Среди наших подопечных его чаще всего получают подростки и молодые взрослые — ведь у детей младшего возраста лимфома Ходжкина встречается редко.

Сейчас «Адцетрис» включен в список ЖНВЛП, и некоторым пациентам удается получить его от государства. Кроме того, для сложных случаев лимфом появилась и другие лекарства — это препараты современной иммунотерапии «Опдиво» и «Китруда». Но расходы на «Адцетрис» все равно остаются значительными. В 2018 году на покупку этого лекарства фонд «Подари жизнь» потратил 48 миллионов рублей.

«Треосульфан» и «Тепадина»

Эти противоопухолевые лекарства, в отличие от перечисленных выше, не такие уж новые. Особенно «Тепадина» (тиотепа), которая была открыта еще полвека назад. Они довольно ограниченно использовались в протоколах химиотерапии при некоторых опухолях, таких как рак яичников. Но оказалось, что эти два препарата очень эффективны при подготовке к трансплантации костного мозга — как часть режима кондиционирования, то есть терапии, которая уничтожает опухолевые клетки и создает плацдарм для приживления донорских клеток.

К сожалению, государственное финансирование лишь частично покрывает потребности клиник в этих препаратах. И чем больше трансплантаций проводят наши подопечные клиники, тем больше нужно «Треосульфана» и «Тепадины». Два года назад у нашего фонда даже был специальный проект по сбору средств именно на покупку «Тепадины» — по оценкам, тогда в этом лекарстве нуждалось около 120 детей, а со временем, скорее всего, их число будет только расти.

Расходы на «Треосульфан» в 2018 году — 48 миллионов рублей, на «Тепадину» — 47 миллионов.

«Мозобаил»

Для лечения Насти в прошлом году был куплен «Мозобаил». Сейчас Настя выписана, у нее все хорошо
Для лечения Насти в прошлом году был куплен «Мозобаил». Сейчас Настя выписана, у нее все хорошо
Это необычный препарат. Он используется для сбора кроветворных стволовых клеток с целью их последующей трансплантации. Чаще всего «Мозобаил» нужен для аутотрансплантаций, то есть для тех трансплантаций, при которых больному вводятся его собственные заранее собранные стволовые клетки. Это нужно, чтобы человек мог восстановиться после высокодозной химиотерапии.

Кроветворные стволовые клетки удобно собирать прямо из крови, текущей по сосудам. Но содержание их там очень низко, и требуются специальные препараты, чтобы «выгнать» клетки из костного мозга в кровь. К сожалению, иногда бывает так, что стандартные лекарства, используемые для этой цели, недостаточно эффективны: нужное количество клеток просто не удается собрать. В этой ситуации удачным решением могут стать именно инъекции «Мозобаила».

Был открыт и еще один эффект этого препарата: при некоторых лейкозах его применение снижает риск рецидива после трансплантации костного мозга. Считается, что «Мозобаил» помогает вывести опухолевые клетки из костного мозга в кровь, где они будут более уязвимы перед химиотерапией. И, наконец, в НМИЦ ДГОИ было выполнено исследование, которое показало, что введение «Мозобаила» в состав терапии кондиционирования при синдроме Вискотта-Олдрича существенно улучшает результаты трансплантации костного мозга.

Этот препарат совсем недавно вошел в арсенал отечественных онкогематологов, но расходы на него уже в прошлом году составили 23 миллиона рублей.

«Револейд»

Препарат «Револейд» стимулирует выработку тромбоцитов — клеток, отвечающих за свертываемость крови. При низком уровне тромбоцитов резко повышается риск опасных кровотечений и кровоизлияний. И многим больным в этой ситуации может помочь «Револейд».

Так, это лекарство применяется при хронической тромбоцитопенической пурпуре. В Центре детской гематологии имени Дмитрия Рогачева «Револейд» включен в протокол терапии при апластической анемии — тяжелом заболевании, при котором падают все показатели крови. «Револейд» помогает повысить уровень тромбоцитов до безопасного и тем самым снизить риск тяжелых осложнений.

Альбина получала «Револейд». Сейчас она дома, веселая, анализы в норме
Альбина получала «Револейд». Сейчас она дома, веселая, анализы в норме
«Револейд» не обязательно принимать в больнице: это таблетки, которые можно пить и дома. Курс лечения препаратом обычно длительный, как минимум несколько месяцев, и прерывать его нельзя. И когда наши подопечные выписываются домой из стационара с рекомендацией принимать «Револейд», нужно обеспечить их лекарством хотя бы на первое время, пока не будет оформлено его льготное получение по месту жительства. Поэтому «Револейд» так часто покупается в рамках проекта «Лекарства на выписку».

Расходы на «Револейд» в 2018 году — 18 миллионов рублей.

Есть и другие лекарства, расходы на которые составляют значительные суммы: «Онкаспар», «Джакави», «Ксалкори», «Эвольтра», «Опдиво», «Микамин»… Это разные препараты с разным механизмом действия, но все они порой бывают необходимы нашим подопечным для выздоровления. И с развитием медицины расходы на современные лекарства, скорее всего, будут только увеличиваться. Это очень большие деньги, но ничто не стоит дороже человеческой жизни.

Проект фонда «Лекарства»
На лекарства для наших подопечных ежегодно тратятся сотни миллионов рублей. Ведь только своевременная лекарственная терапия, в том числе с использованием инновационных препаратов, может стать залогом выздоровления. Государственное финансирование покрывает не все необходимые расходы, и помощь благотворителей жизненно важна.
Подписаться на рассылку

Подписаться на рассылку

Мы рады приветствовать вас на сайте фонда «Подари жизнь».
Если вы хотите получать информацию о фонде и его подопечных, оставьте, пожалуйста, свой адрес электронной почты.

не показывать мне это окно

Хотите присоединиться к нам в соцсетях?
Да, хочу!Нет, спасибо.