Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

День учителя: кто (и чему) учит детей в больницах?

5 октября 2016Архив
Поделиться:

Их ждут несмотря на то, что они предлагают учиться, а не веселиться; с ними дружат, хотя они гораздо старше своих учеников. Их благодарят: ребята, которые из-за болезни пропустили не один класс, всегда могут подтянуть «хвосты» или сдать выпускные экзамены. Екатерина Феоктистова, Татьяна Семенюк и Ирина Новикова — учителя-волонтеры, участники проекта «Благотворительная школа» — рассказали нам о самом главном в своей работе.

«Ученикам я в первую очередь друг»

В волонтерском проекте «Благотворительная школа» я с 2010 года, в основном преподаю ребятам математику, но иногда и информатику, если есть такая необходимость. Последние два года занимаюсь по скайпу: мой ученик Вадим Цыганков уехал жить в Московскую область, и добираться до него стало непросто. Мы проходим программу седьмого класса, хотя мальчику уже 16 лет: он долго болел и много пропустил, мы с ним начали восстанавливать математику с пятого класса. В идеале нам стоило бы проходить за год программу не одного класса, но мы идем в темпе Вадима, и наша основная задача — чтобы он смог вернуться в школу и чтобы у него не было пробелов.

Работать с подопечными фонда всегда очень приятно: дети заинтересованы, для них учеба — это не только отвлечение, но и радость. Они ждут учителя. Наверное, потому что для большинства детей учиться в школе — значит жить нормальной обычной жизнью. Поэтому они и в соцсетях общаются на эту тему, и дневник хотят вести, требуют, чтобы им ставили оценки, в том числе и за поведение... Школа — это символ простой обычной жизни, той, которая была до болезни.

Но подход к ним нужен не школьный, поэтому моя работа больше напоминает работу репетитора: мы никуда не спешим, разбираем темы столько раз, сколько нужно, чтобы их усвоить. Этот подход и более индивидуальный, и более щадящий одновременно. Но, учитывая темп ребенка, нельзя допускать, чтобы он, например, не делал домашние задания... И все же наши отношения менее формальны, больше напоминают дружбу. Я вот, например, знаю, что Вадим боится слова «контрольная»: сразу забывает даже элементарные вещи. Поэтому я даю ему лист с заданиями, говорю, что это повторение, он все решает, а потом узнает, что это была контрольная.

Что мне это дает? За столько лет волонтерство уже стало частью меня... Сейчас мне сложно представить, что я ни с кем не занимаюсь, к урокам не готовлюсь. И потом, мне просто интересно с детьми общаться. Приятно встречать их потом на «Играх победителей», например. Я там тоже в качестве волонтера бываю, вспоминаю, какими они были, а какими стали. И очень радуюсь.

«Хочется помочь им обрести почву под ногами»

Мой первый урок состоялся два месяца назад, 8 августа. Сначала я занималась с двумя девочками, обе Тани, но потом одна из них переехала. Теперь я работаю с одной Таней, старшей, ей 12 лет, и она готовится к трансплантации костного мозга. Мы занимаемся не только русским, но и чтением, фильмы смотрим отечественные, которые девочки никогда почему-то не смотрели, мультфильмы... У нас есть проект «Этот день в истории» (я рассказываю, что знаменательного произошло в истории), «Изба-читальня» (ребенок собирает обложки книг, которые он прочитал в больнице). Вообще мне очень грустно, что они мало читают, и мне очень хочется найти способ их заинтересовать. Например, мы читаем книги по ролям. Просто детские книги, о школьной программе пока рано говорить. Они не читали ни «Тома Сойера», ни «Пеппи Длинныйчулок»... А мне кажется, что именно эти книги им сейчас нужны, где есть герои, близкие им. Вот, например, Пеппи: обычная вроде бы девочка, но ее жизнь — это же вечный праздник, у нее точно есть чему поучиться! Еще мы начали «Поллианну»... Тане интересно, но без меня она книгу в руки не берет. Правда, в последнее время сначала слушает меня, а потом сама вызывается читать — и это меня очень радует.

Мы договорились со школьным учителем (который тоже приходит в больницу), что я буду делать с девочкой домашние задания и разбираться с «хвостами». Но еще я понимаю, что мне нужно найти способ, чтобы втянуть ее в учебу, попытаться наверстать то, что было упущено из-за болезни, просто заниматься общим развитием, расширять кругозор. Тем более, что у Тани очень сложная ситуации: она лежит в больнице с няней, а мама дома с другими детьми...

Для меня нет большей радости, чем стараться расправить крылья ученикам, помочь им поверить в себя, избавиться от скованности и страха по поводу собственного здоровья, не чувствовать себя одиноким даже тогда, когда рядом нет близких. Мне очень хочется помочь им обрести почву под ногами, вселить уверенность, что впереди целая жизнь... Таня говорит, что любит животных, я же думаю о том, как это применить в жизни — стать ветеринаром («Ой, я, наверное, не смогу») или пойти работать в зоопарк? В любом случае надо учиться, знать повадки животных... Каждый раз я пытаюсь найти что-то, чтобы зацепить, заинтересовать, показать, что то, что мы делаем сегодня, — учимся писать, читать — это шаг к ее собственной цели. А не только и не столько для того, чтобы вернуться в школу или не отстать от программы — это все очень скучно.

Однажды я пришла и вижу, что моя Таня загрустила. Ничего не хочет делать, даже фильм отказалась смотреть. И тогда я говорю — а давай, напишем письмо маме? Тане идея понравилась, я уже уходила, а она все писала, хотя хотела сначала набрать на компьютере. На следующий урок я принесла конверт, марки, мы положили в конверт письмо, сочинение, рисунок, фотографии, я написала записочку о Таниных успехах, мы заклеили конверт, наклеили марку... Все это было у Тани впервые в жизни. Теперь ждем ответа.

Ирина Новикова, учитель русского языка и литературы

«ЕГЭ — очень удобный формат, чтобы говорить с детьми о чем угодно»

Я пришла в проект в память о дорогих мне людях, которым всегда была очень близка идея благотворительной помощи и которые сами умерли от рака. Сначала я просто решила ходить в больницы, играть с детьми, но мне сказали, что я могу попробовать преподавать, тем более что я это умею и люблю. Я никогда не занимаюсь по скайпу, мне непонятен этот формат, мне кажется, что в первую очередь важен контакт учителя и ученика. При личном общении лучше чувствуешь, что ребенку сказать, как подбодрить, как отметить его малейшие успехи...

Всем детям очень нравилось заниматься, все считали, что это чрезвычайно важно — сдавать ЕГЭ. Например, мы начали заниматься с Артемом, еще к нему приходил учитель английского, и когда врач, к примеру, интересовался его самочувствием, он отвечал: «Как вы не понимаете! У меня теперь есть более важные задачи! Я английский учу, и сочинение мне нужно написать к завтрашнему дню!»

Я предлагаю свою помощь, когда ребенок хочет готовиться к экзаменам, я эксперт ЕГЭ по литературе и русскому. А вообще ЕГЭ — очень удобный формат, чтобы говорить с детьми о чем угодно. Я понимаю, что дети мало читают. Честно признаются: «Вишневый сад» прочитал чуть-чуть, а потом устал и прошелся по краткому содержанию». Или про «Белую гвардию» — «Ее же надо читать целых восемь часов!» Но меня это не беспокоит: всегда можно посмотреть передачу, найти то, что волнует. Любая информация — это текст. Главное — использовать его как повод, чтобы пообщаться с человеком, узнать его, дать ему возможность проявить себя, понять, как он мыслит, какую позицию занимает. Что мы только не обсуждаем! Ребят радует сама возможность обсудить все, что угодно, лишь бы не свою болезнь, больницу, капельницы... А как они рады возможности рассуждать о высоком, о том, о чем они не имели повода или возможности говорить в семье, с врачами, с соседями по больнице.

Трудно сказать, что дети в больницах лучше подготовлены, чем те, кто ходят в школу каждый день, растут в условиях конкуренции, постоянно об этом говорят и думают... Дети из больниц конкурируют сами с собой, со своей болезнью, себе пытаются доказать, что несмотря на болезнь, на то, что судьба к ним так повернулась, они одолели и смогли. Я вижу их очень сильное желание учиться, все старшеклассники, которые хотели заниматься, были потрясающе мотивированны, это было для них стимулом выздоравливать.

Новости

2016: подведем итоги?

Насыщенный впечатлениями год уходит, а его новости все не кончаются... Тем не менее, было в нем и много хороших историй, о которых хочется вспомнить и радоваться, что они все-таки состоялись. О главных событиях 2016 рассказывает Екатерина Чистякова, директор фонда «Подари жизнь».

Архив28.12.2016

Дед Мороз из Бразилии, заколдованная принцесса и тигр-бард

Новогодние елки, устроенные друзьями фонда, нашими волонтерами и сотрудниками, порадовали детей в Институте им. Н.Н. Бурденко, отделении общей гематологии Центра детской гематологии им. Димы Рогачева и Московском областном онкологическом диспансере.

Архив27.12.2016

Елочный старт!

Традиционно в двадцатых числах декабря в больницах, где лечатся дети, которым помогает фонд, начинаются новогодние представления. Вчера праздник наступил в отделениях Российской детской клинической больницы и Морозовской больницы.

Архив23.12.2016

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari