Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

Мы открываем сбор пожертвований для Вани Прокофьева

25 декабря 2008Архив
Поделиться:

У Вани рецидив лейкоза. Дальнейшее лечение для него это трансплантация донора костного мозга, перед пересадкой необходимо тотальное облучение всего тела. Облучение делают в Минске, донора ищут по всему миру с помощью регистра доноров немецкого Фонда им. Стефана Морша – все вместе это будет стоить 20 000 евро.

В течение часа, пока мы общались, Ваня Прокофьев расправился с парой дюжин монстров, собрал коллекцию полезных в хозяйстве вещей и добыл четыре жизни для себя и две – для своих слонов. Все это время Ваня был Индианой Джонсом, и не выпускал из рук компьютерную игрушку PSP. В реальной жизни, а не в игре, Ване до зарезу нужна хотя бы одна, его собственная жизнь, и 20 000 евро на то, чтобы эту жизнь спасти.

Мама с папой ждали Ваню шесть лет. Сначала у мамы Светы был внематочная беременность, и сразу двойней, потом операция по удалению этой жизнеугрожающей беременности, потом реабилитация, и только потом родился, наконец, Ваня. Мама Света переживала еще, что родила Ваню поздно, почти «старухой», в 26 лет! - Когда семья создается, нужны же дети, - расстраивается Света. – А у нас так долго ребенка не было!

Конечно, в городах все по-другому. В городах долго учатся, делают карьеру, зарабатывают деньги, и только потом заводят ребенка. «На селе возможностей для заработка все равно нет», - говорит Света. Света работала фельдшером на «скорой», папа Владислав уехал из родного села Поддорье и устроился водителем-дальнобойщиком в Питере. Зарплата дальнобойщика давала возможность содержать оставшихся в селе жену и ребенка. Впрочем, жена и ребенок в селе оставались недолго. В 2 года 11 месяцев Ваня заболел острым лимфобластным лейкозом и уехал в Москву, в Российскую детскую клиническую больницу. Здесь он лечился полтора года, потом на три месяца вернулся домой, и теперь он снова в Российской детской клинической больнице. У Вани рецидив лейкоза. Он кочует из бокса в бокс, не выпуская из рук переданную благотворителями игровую приставку PSP.

На экране PSP крохотный Индиана Джонс хлещет своим кнутом круглые желтые цветы, и от этого в карманы героя сыплются и сыплются деньги. Откуда у Индианы берутся дополнительные «жизни», я так и не поняла. Но периодически в левом верхнем углу экрана загораются красные сердца – это жизни для Индианы Джонса, и серые – для его слонов. Ваня, судя по всему, появлению дополнительных жизней у героя не удивляется. Это же сама собой разумеющаяся вещь – жизнь. Его гораздо больше интересует, как раздобыть похожий на тонкий рыболовный крючок желтый банан. Банан Индиана должен передать обезьяне, и тогда обезьяна даст герою ключик от сокровищницы, где клады лежат, и игра будет все равно что выиграна.

Ванины мама с папой тоже очень озабочены добычей денег, а значит и жизни. Для Вани. Чтобы спасти Ванину жизнь, надо провести тотальное облучение тела, а потом - трансплантацию костного мозга от неродственного донора. Попасть на тотальное облучение тела в России невозможно, и надо ехать в Минск. Минск – это заграница, и облучение будет стоить 10 000 евро. Неродственные доноры костного мозга тоже есть только за границей, поэтому стоить донорский костный мозг будет 10 000 евро. Огромные деньги, тем более, сейчас, когда кризис…

Ванины родители тоже знают про кризис. И не понаслышке. Месяц назад папу Владислава сократили. И с тех пор он не может найти работу, чтобы содержать семью. Работодатели разводят руками, говорят это самое слово: «Кризис». Всех доходов на троих – Ванина пенсия, 3 700 рублей.

На 3 700 рублей надо прокормиться, надо одеться, надо, чтобы были деньги на проезд, надо звонить друг другу по телефону. Надо к февралю оплатить тотальное облучение тела и счет за активацию донора костного мозга. Владиславу надо срочно найти работу. Но нет такой работы для водителя-дальнобойщика, на которой не то, что за месяц, за всю жизнь можно заработать достаточно денег для сохранения жизни единственного сына. Вот он где, кризис-то настоящий. Кризис – это не цены на нефть и не биржевые индексы. Кризис – это когда своего ребенка держишь в руках, и не можешь спасти.

У Вани Прокофьева с Индианой Джонсом тоже свои кризисы. Индиану донимают шустрые пузатые крокодилы, красные змеи, похожие на дождевых червей, и зеленые жуки, которые кусаются и отнимают деньги. Все так, как и должно быть. В жизни ребенка ничего не должно быть страшнее беззлобных виртуальных монстров, с которыми можно справиться, нажимая на клавиши компьютерной игрушки.

А со взрослыми кризисами должны справляться мы, взрослые.

Новости

2016: подведем итоги?

Насыщенный впечатлениями год уходит, а его новости все не кончаются... Тем не менее, было в нем и много хороших историй, о которых хочется вспомнить и радоваться, что они все-таки состоялись. О главных событиях 2016 рассказывает Екатерина Чистякова, директор фонда «Подари жизнь».

Архив28.12.2016

Дед Мороз из Бразилии, заколдованная принцесса и тигр-бард

Новогодние елки, устроенные друзьями фонда, нашими волонтерами и сотрудниками, порадовали детей в Институте им. Н.Н. Бурденко, отделении общей гематологии Центра детской гематологии им. Димы Рогачева и Московском областном онкологическом диспансере.

Архив27.12.2016

Елочный старт!

Традиционно в двадцатых числах декабря в больницах, где лечатся дети, которым помогает фонд, начинаются новогодние представления. Вчера праздник наступил в отделениях Российской детской клинической больницы и Морозовской больницы.

Архив23.12.2016

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari