Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

Должны ли сотрудники фонда получать зарплату?

22 апреля 2021Фонду 15 лет
Текст:
Наталья Гриднева
Поделиться:

За 15 лет работы фонда «Подари жизнь» мы столкнулись со многими мифами, которыми обрастает благотворительность. Сегодня говорим о том, должны ли сотрудники фонда работать за идею.

Благотворительность в России давно перестала быть сообществом добрых людей, которые в свободное от основной работы время безвозмездно помогают людям. Объем рынка благотворительности в России составляет 140-160 млрд рублей в год. На фонде лежит огромная ответственность — тысячи благотворителей, которые нам доверяют, и тысячи детей, которые ждут нашей помощи. Мы обязаны работать эффективно, профессионально и в полную силу.

Помогать, работая эффективно, профессионально и в полную силу

Фото: Юлия Ласкорунская

Наши друзья-благотворители следят за работой фонда. Они знают, чем мы занимаемся, чего нам удалось добиться, изучают наши отчеты и относятся к тратам на административные расходы с пониманием. Но до сих пор многие недоумевают, почему сотрудники благотворительных фондов получают зарплату, ведь благотворительностью нужно заниматься по велению сердца, не получая ничего взамен. При этом все согласны, что работа представителя бизнес-структуры должна оплачиваться, хотя он трудится в конечном итоге для того, чтобы собственник компании и акционеры в конце года получили прибыль. 

Фонд — это прежде всего команда экспертов, каждый из которых является профессионалом в своей области. «Мотивация людей, которые откликаются на вакансию и приходят к нам на собеседования, часто не связана с деньгами, — говорит Марина Мастяева, директор по персоналу фонда «Подари жизнь». —  Они хотят помогать, спасать, менять мир, ищут новые смыслы жизни. Для нас это, конечно, важно, но недостаточно. В фонде работают люди, которые, помогая другим, подходят к своей зоне ответственности так же профессионально, как к работе в любой другой сфере. Они хотят расти, работать на результат, стремясь его улучшить».

Фонд — это прежде всего команда экспертов, каждый из которых является профессионалом в своей области.

Приведем пример профессиональной работы сотрудников фонда, когда мы сумели перейти от адресной помощи к системной. Можно адресно оплатить лечение за границей одному-двум детям, а можно поддержать реализацию нужной лечебной технологии в России и таким образом изменить жизнь сразу десятков и сотен пациентов, причем не только в настоящем, но и в будущем.

Когда-то именно благодаря фондам в России стала активно развиваться технология неродственных трансплантаций костного мозга. Сотрудники фонда «Подари жизнь» много сделали для того, чтобы в России стала доступной MIBG-терапия — один из современных методов лечения нейробластомы. Очистка трансплантата, облучение всего тела (TBI), «горячая химиотерапия» (HiPEC) — вот еще важные примеры технологий, в реализации которых принял участие фонд.

Работа в фонде не может делаться только силами волонтеров

Фонд начался с инициативной группы «Доноры — детям». Ее волонтеры сдавали кровь, устраивали для пациентов гематологических отделений Российской детской клинической больницы мастер-классы и походы в театр, проводили сбор средств на покупку лекарств. 

Сегодня фонду помогают тысячи волонтеров, которые компетентны в самых разных областях. Без добровольных помощников нам пришлось бы очень тяжело. Например, без профессиональной помощи волонтеров-юристов, которые помогают нашим подопечным получать нужные лекарства от местных минздравов, помогают с жилищными условиями и многим другим, мы точно не смогли бы обойтись. «Если бы не наши волонтеры, нам бы пришлось открыть юридический отдел, — говорит Марина Мастяева. — А это значит, прощай упрощенная система налогообложения (УСН), которую мы используем как НКО. Ведь штат фонда при УСН не должен превышать ста человек». 

Кроме того, нам всегда нужна помощь волонтеров-водителей. В штате у нас только один водитель и два курьера.

Но разница между сотрудником фонда и волонтером не только в том, что один получает зарплату за свою работу, а другой — нет. Волонтеры приходят на помощь, когда у них есть свободное время, силы и настроение. А задачи, которые стоят перед фондом, требуют большой концентрации и ежедневной работы. Решать их можно только имея штат постоянных сотрудников. 

Человек, который приходит помогать на пару часов в день раз в неделю, просто не имеет возможности по-настоящему вникнуть в проблему.

Марина Мастяева,директор по персоналу фонда «Подари жизнь»

«Если разбирать функционал каждого сотрудника фонда, то решение поставленных перед ним задач требует от него глубинного погружения в тему, — говорит Марина Мастяева. — Человек, который приходит помогать на пару часов в день раз в неделю, просто не имеет возможности по-настоящему вникнуть в проблему. Ведь нередко для ее решения требуется подключать сотрудников из других отделов и вести, что называется, кросс-функциональные коммуникации. С волонтером такие сложные задачи решать затруднительно».

Например, закупщики, которые делают все возможное, чтобы подопечные фонда получили вовремя лекарства. Они договариваются с поставщиками, чтобы препараты были приобретены по максимально низким ценам. Нашим закупщикам в некоторых случаях удается сбить цену на 40-50%, а при закупке медицинского оборудования способность закупщика договариваться позволяет сэкономить 25-30%! Иногда речь может идти о нескольких десятках миллионов рублей с одной сделки.

В штате работает опытный HR-директор, который помог собрать эффективную команду. В его задачи также входит организация профессионального обучения сотрудников: HR договаривается с компаниями, просит предоставить бесплатные обучающие курсы. Таким образом коллектив фонда может бесплатно обучаться новым технологиям и навыкам, а компании участвуют в благотворительности и вносят свой вклад в помощь детям. Кадровое делопроизводство и выполнение всех норм трудового законодательства никто не отменял — это все тоже на HR-специалисте.

В какой-то момент у фонда возникла потребность в постоянных сотрудниках, способных выстроить структуру и организацию волонтерского проекта, обеспечивать ввод новичков и поддерживать всех волонтеров (а их в фонде более двух тысяч!). Речь идет о координаторах волонтеров, которые занимаются всеми организационными вопросами. Они знают, на каких мероприятиях нужно участие добровольцев и как организовать помощь наилучшим образом. Они проводят ознакомительные встречи и собеседования с новыми волонтерами, вводят их в курс дела, помогают справляться со всеми сложностями, постоянно придумывают новые проекты и форматы участия, проводят для них мероприятия и мастер-классы. Эта ответственная работа требует полной отдачи и занятости.

У опытного специалиста стоимость каждого привлеченного в фонд рубля будет ниже, чем у фандрайзера-новичка.

Из важнейших задач сотрудников нашего фонда можно отметить и поддержку создания новых трансплантационных центров в регионах. И, наконец, GR-специалисты постоянно взаимодействуют с государственными органами, указывая на «болевые точки» и настаивая на принятии решений, которые могут улучшить положение уязвимых групп населения — в нашем случае тяжелобольных детей. Это крупные задачи, которые совершенно невозможно решить только силами отдельных энтузиастов.

Надо отметить, что не все зарплаты сотрудников «Подари жизнь» входят в административные расходы фонда. Оплату труда коллег из волонтерского, реабилитационного, донорского отделов, отдела закупок лекарств, а также проекта «Качество жизни» взяли на себя благотворители. Например, компания «Чистая линия», которая понимает важность вложений в системные проекты, ведь они гораздо эффективнее адресной помощи. Мы можем помочь не одному ребенку, а сразу большому количеству детей.

Тогда зарплата должна быть невысокой

«Сотрудник, который только начинает заниматься, например, фандрайзингом, совершает стандартный набор ошибок, — говорит Арина Габа, директор по фандрайзингу “Подари жизнь”. — Он не понимает, какие фандрайзинговые инструменты работают, а какие — нет. На его обучение затрачиваются огромные ресурсы, а выхлоп при этом — минимальный. А вот профессиональный фандрайзер знает, что точно будет эффективным».

У опытного специалиста стоимость каждого привлеченного в фонд рубля будет ниже, чем у фандрайзера-новичка, поэтому, нанимая профессионала на достойную зарплату, фонд сможет привлечь больше средств на лечение своих подопечных.

Зарплаты наших фандрайзеров не зависят от количества собранных ими денег.

Марина Мастяева,директор по персоналу фонда «Подари жизнь»

Но счастье не только в деньгах. Фонд предлагает и соцпакет. «Чтобы звать в штат профессионала, мы должны быть для него привлекательными в качестве работодателя, — говорит Марина Мастяева. — Помимо достойной зарплаты, у нас есть программа ДМС, корпоративная мобильная связь. Мы проводим тренинги и обучение (как внутреннее, так и внешнее), предлагаем бесплатные билеты на концерты и спектакли. Это возможно во многом благодаря помощи pro bono, которую оказывают нам компании, понимающие, что таким образом они тоже участвуют в помощи детям».

«А какой процент от моего пожертвования достанется фандрайзеру?»

Многие отказываются от участия в благотворительности, подозревая, что часть их пожертвования будет выплачена в качестве зарплаты сотрудникам фонда.

«Зарплаты наших фандрайзеров не зависят от количества собранных ими денег, — говорит Марина Мастяева.  — KPI сотрудников этого отдела зависит только от потребностей наших подопечных и клиник, которым мы помогаем, поэтому целевое пожертвование, сделанное для оплаты потребностей того или иного проекта или конкретного ребенка, будет направлено только в соответствии с назначением».

У любого благотворительного фонда есть административные расходы, в которые входят не только зарплата сотрудников, но и общехозяйственные накладные расходы. В частности, оплата мобильной связи сотрудников, коммунальные платежи, транспортные расходы и т.д. Кроме того, комиссионные сборы электронных платежных систем, с помощью которых осуществляются транзакции от благотворителей.

Мы стараемся свести эти статьи расходов к минимуму, договариваемся с компаниями о снижении цен на эти услуги. Таким образом нам удается удерживать административные расходы в пределах 8-10% от собранных средств. При этом по закону фонд вправе использовать на оплату труда административно-управленческого персонала не более 20% средств, расходуемых за финансовый год.

Благотворительность сегодня — это огромный сектор, где работают профессионалы. Он помогает обществу развиваться, указывает на проблемные зоны. Он ищет действенные инструменты для решения сложных социальных задач. Но эффективность любой компании, как и благотворительного фонда, зависит от профессионализма, компетенций и опыта сотрудников. А в нашем случае мы можем рассчитывать на поддержку огромной команды волонтеров. И на помощь благотворителей. Результативная работа была бы невозможна, не будь у нас одной из этих составляющих.

Новости

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari