Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

«Пожалуйста, не умирай», или Как Евгений Морозов снимал клип на песню Земфиры

7 декабря 2020Интервью
Текст:
Елена Шевченко
Поделиться:

Евгений Морозов готов часами говорить о клипе на песню Земфиры «Хочешь?». Иногда его рассказ превращается в настоящую драму. Но потом выходит солнце и все становится хорошо. Евгений считает, что им руководили высшие силы.

Расскажите, с чего все началось?

Мы снимались с Чулпан Хаматовой в фильме «Зулейха открывает глаза». Она много рассказывала про фонд, про детей, про суммы, которые им нужны для лечения. А я все это время думал о том, как я могу помочь. У меня, конечно, есть подписка на ежемесячные пожертвования в «Подари жизнь», но я же понимаю, какая это капля в море. Это вопрос не давал мне покоя. И вдруг однажды Чулпан сказала, что Земфира подарила фонду песню и что всем очень хочется придумать клип, но чтобы не на коленке, а по-настоящему. Она знала, что я пишу сценарии. Я тут же сказал, что могу попробовать. И мы начали думать. Помню, что смотрел тогда документальные фильмы про животных, в мире которых все гораздо проще устроено. Стали возникать какие-то ассоциации с поведением детей, потом все это легло на рассказы Чулпан о том, что дети на болезнь проще реагируют и в итоге ведут себя героически. Почти сама собой пришла формулировка «Дети сильнее, чем мы думаем».

Бекстейдж съемок клипа

Юлия Ласкорунская

1 из 6

Что было дальше?

А дальше я пропал на месяц. Мы как раз закончили «Зулейху», перестали видеться с Чулпан, и я правда не знал, куда двигаться. Я слушал и переслушивал песню Земфиры, у меня были расписаны все слова, поминутно, посекундно, но я не понимал, как построить историю про больных детей, преподнести эту тему. Я закончил ВГИК и до сих пор хорошо помню, как ругали режиссеров, которые показывали в своих дипломных работах больных детей или детей-сирот. Нет ничего проще, чем сыграть на таком, это самый дешевый способ. А тут еще и песня начинается со слов «Пожалуйста, не умирай», и клип надо снять для фонда, который занимается спасением детей с раковыми болезнями. Как не пойти с протянутой рукой? Не вызвать ненужную жалость? Я совершенно не понимал, что делать. А я же дал слово, ввязался и чувствовал себя, конечно, не очень.

Чулпан много рассказывала про фонд, про детей, про суммы, которые им нужны для лечения. А я все это время думал о том, как я могу помочь.

Евгений Морозов,режиссер клипа

Что помогло вам сдвинуться с места?

Чудо. Я так устал от этой песни, от всех своих размышлений о ней, что сказал примерно следующее: «Окей, я не знаю, что делать, но эта история нужна детям, пожалуйста, помоги». Произнес эти слова куда-то в воздух. И через некоторое время сел и написал два листа сценария, короткий рассказ, дал ему сутки полежать, перечитал, поправил и отдал Чулпан. То есть все случилось, когда я произнес, что сам я не могу, но через меня, пожалуйста, яви. И тут, видимо, что-то расслабилось в моей голове, хрустнуло и дальше начали происходить чудеса.

Бекстейдж съемок клипа

Юлия Ласкорунская

Какие?

Самое главное, появилась чудесная команда, с которой мы стали работать. Оператор-постановщик Влад Опельянц, второй режиссер Жанна Полякова. Собрались лучшие, на мой взгляд, люди, все с горящими глазами, головами, сердцами! Потом был кастинг актеров, мы выбрали 30 детей, стали думать про взрослых актеров. И был такой показательный момент: я отобрал фотографии людей, которые мне понравились и вдруг они меня спросили: «А что по деньгам?» Я тогда очень грубо ответил, сказал, что у нас так не может быть, у нас история о другом. И уже к вечеру нашлись другие актеры, те, которые и были нам нужны. И это очень хорошо было видно на монтаже клипа: насколько точно они к нам попали и насколько вовремя.

Очень показательно, что не хотелось расходиться: ни детям, ни взрослым. Я очень счастлив, что меня взяли в эту игру.

Евгений Морозов, режиссер клипа

Мы сразу договорились с Владом, что я не буду вникать в технические тонкости съемочного процесса, в которых ничего не понимаю. То есть я буду говорить, как я это вижу, а он будет снимать, чтобы это получилось. У меня был такой толстый блокнот, где я рисовал руками кадр за кадром, показывал ребятам и они это снимали. И происходила самая настоящая магия.

Вообще чудеса случались каждый день. Мы снимали пять дней, у нас было 30 детей, и все шло гладко, без всяких проблем. А мы же все знаем, что и с одним ребенком сложно сниматься, а их было тридцать. Когда на четвертый день заплакала одна из актрис, девочка, маленькая, это было так удивительно! И с погодой нам повезло. Снимали, когда в карьере было солнце. Когда я приехал туда же через несколько дней после нашей работы, уже как актер, шел снег, дождь, карьер очень плохо выглядел, просто яма грязи. Нас как будто вели все это время. Очень показательно, что не хотелось расходиться: ни детям, ни взрослым. Я очень счастлив, что меня взяли в эту игру.

Бекстейдж съемок клипа

Юлия Ласкорунская

1 из 6

Но все-таки вы волновались?

Да, и перед съемками, когда только приехал в первый день на карьер и увидел караван машин, и после первого монтажа. Мы все смонтировали, ребята посмотрели... и повисла пауза. Мне стало просто физически плохо: я всех подвел, я предатель! Хотя я знал, что первый монтаж всегда отправляется в корзину. Потом была совершенно адская ночь, я в голове переставлял кадры, утром мы все переделали и история заработала. Она просто не могла не заработать.

Премьеру клипа отложили, прошло время, но и сейчас я не могу смотреть на эту работу цельно, я знаю там каждый кадр, предысторию каждого кадра, как все это снималось... Я, скорее, обращаю внимание на реакцию людей и понимаю, что их эта работа трогает. И радуюсь, как ребенок: я так хотел помочь, и, кажется, у меня (у нас!) получилось.

Вы не хотели снимать слезную историю, но все плачут, когда смотрят клип. Как не переиграть, но задеть струну?

Главное, в нашей истории есть честность и достоинство. Когда я выбирал детей, у меня был один критерий: чтобы они выглядели как маленькие герои. Чистота и простота восприятия, вот что должно было быть.

А плачем мы из-за того, что хотим обрести потерянный рай — где мы честны, полны достоинства, служим опорой ребенку. Мы прекрасно знаем, как мы лажаем с детьми, каждый по-своему и по-разному. Очень часто взрослым не хватает дыхания, чтобы принять то, что происходит. Это очень сложно. Но дети в клипе транслируют родителям важную вещь: мы справимся, никто не виноват в том, что пришла болезнь, все хорошо, вы, родители, все равно самые лучшие. И вот это бьет.

Бекстейдж съемок клипа

Юлия Ласкоруснкая

1 из 4

Как вы изменились благодаря этой работе?

Мне кажется, я научился отпускать контроль. Есть такое выражение — отпусти контроль, впусти Бога. Вся эта история очень повлияла на меня, на мою личную жизнь, на мое отношение к творчеству. И продолжает влиять. Я думаю, что лет в 85 я сяду у камина (если он у меня будет), или у костра, и тогда решу, что это было. Тогда будет виднее, сейчас еще не очень понятно.

Думаю, что это произошло и от того, что такая команда собралась. Я был в хорошем шоке, когда увидел этих людей, как они разговаривают, как они смотрят на жизнь, как и что они предлагают. Из-за детей. Мне кажется, мы прожили не пять дней, а пять лет насыщенной совместной жизни. И то, что мы снимаем для фонда, я все время держал это в голове.

Мне кажется, впервые мой мир перестал быть материальным. Я всегда жил и думал, что я должен зарабатывать, строить карьеру, быть актером, режиссером... Все это была какая-то математика, а тут я вдруг столкнулся с тем, что есть мощнейшая жизнь без нее. Признаюсь честно: я пока не был у подопечных фонда в больнице. Пока у меня на это не хватает сердца. Но я надеюсь, что оно вырастет. Что однажды мне хватит мужества.

Новости

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari