Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

«Я свожу тех, кто может сдать кровь, с теми, кому она нужна»

27 марта 2018Кто работает в фонде
Текст:
Евгения Ванеева
Поделиться:

Наталья Сидорова, координатор донорского call-центра фонда «Подари жизнь», — о себе, о донорстве, любимой математике и детях.

Видео: Евгения Ванеева

Расскажите, как вы стали координатором донорского call-центра?

Прекрасно помню, как в 2000 году мне на глаза попалась газета «Московский Комсомолец». Там была статья, в которой приглашали сдавать кровь в Российскую детскую клиническую больницу. Я пришла, а потом стала волонтером в храме при больнице. Там же я увидела объявление, что в «Подари жизнь» нужны волонтеры, которые будут заниматься поиском доноров. Я откликнулась, и началось: днем я преподавала математику в школе, а ночью искала доноров для детей. А когда мне предложили стать координатором в фонде, я сначала даже испугалась. Понимала, что это очень ответственно и что времени на семью, собственных детей и любимую математику уже не останется. Поэтому сначала я согласилась работать на полставки, но быстро поняла, что такая работа мне нравится гораздо больше, чем все остальное.

Вы что-нибудь уже знали о донорстве крови?

Немногое, основное пришло с опытом. Чтобы отвечать на вопросы будущих доноров, которые обычно начинаются так: «А мне сказали, что у меня….», а дальше какой-нибудь медицинский термин, мне приходилось искать ответ и собирать информацию. Я читала медицинскую литературу, перелопатила не один десяток сайтов... Все эти знания откладывались в памяти, получается, что я просто училась. И до сих учусь и узнаю что-то новое о донорстве.

А как бы вы описали свою работу? Чем вы занимаетесь?

Ищу доноров крови, обрабатываю заявки, которые поступают в нашу базу. Кроме того, я постоянно на связи с врачами в больницах: мне важно понимать, какая есть потребность по группам крови или ее компонентам. А если совсем коротко, я свожу тех, кто может сдать кровь, с теми, кому она очень нужна.

Еще десять лет назад поиск доноров был заботой семей пациентов. Как дело обстоит сейчас?

Сейчас ни в одной из наших подопечных больниц родители не занимаются поиском доноров. Мы полностью закрываем потребности в крови и ее компонентах за счет доноров из нашей базы.

А как возникла идея создать электронную базу? И есть ли в ней необходимость?

Конечно, есть. Сейчас мы активно работаем с шестью больницами в Москве. А чтобы регулярно помогать их пациентам, доноры должны регулярно сдавать кровь. Кроме того, база позволяет нам оперативно находить людей с той или иной группой крови. Сейчас в ней зарегистрировалось 7,5 тысяч человек. 3,5 тысячи постоянно приходят в отделения переливания, а 4 тысячи только собираются это сделать. Нам бы очень хотелось увеличить количество доноров хотя бы в два раза. Тогда мы смогли бы взять под опеку еще две городские больницы и помогать им регулярно, а не адресно.

Как вы ищите новых доноров?

Я их не ищу, они сами меня находят, а точнее, они находят форму для регистрации у нас на сайте. И как только они ее заполняют и отправляют, она автоматически появляется у меня на почте. Я просматриваю заявки, а затем связываюсь с будущим донором по телефону или почте.

А как вы с ними разговариваете?

Главное в нашем деле — это спокойствие. Поэтому я всегда говорю дружелюбно. Интересуюсь, какие у человека опасения, нет ли проблем со здоровьем. Затем, учитывая предпочтения донора и где он живет, мы вместе подбираем удобное отделение, куда он может прийти и сдать кровь.

Доноры откликаются на срочные объявления?

Самый большой отклик на конкретные просьбы. Например, в группе фонда в Facebook мы закрываем почти все призывы на следующий же день. Если мы просто зовем доноров в больницу, находится меньше желающих. Но все равно люди приходят. И это здорово.

В базе есть доноры с редкой группой крови?

Да, и они у нас на вес золота. Кстати, они сами понимают, что у них редкая группа. Когда мы звоним, например, донору с третьей отрицательной и говорим, что нам очень нужно, из 10 придут 8. А доноры с первой положительной считают, что их и так много, и из 10 могут прийти 4.

Вы сами сдаете кровь?

Раньше я делала это часто, теперь реже. Исключительно из-за гемоглобина, который решил со мной рассориться и возвращается в норму только 2-3 раза в год. До почетного донора я не дошла, но все шансы есть у моих детей.

Вы для них хороший пример…

Да, старший сын переехал в Санкт-Петербург, и первый его вопрос был: «Мама, а ты не знаешь, где здесь можно сдавать кровь?». Дочь с нетерпением ждала совершеннолетия и в день своего рождения побежала в отделение переливания. За три года она умудрилась сдать кровь 24 раза! Такими темпами скоро станет почетным донором. А младший пока ходит в первый класс.

Вокруг донорства много мифов. Говорят, что это вредно, опасно. Как вы с этим боретесь?

Это страхи из прошлого, когда в университетах кровь сдавали чуть ли не в трехлитровую банку. Сейчас, естественно, все не так: донор проходит несколько обследований, сдает анализы крови, медперсонал использует только одноразовые системы. Заразиться чем-либо просто невозможно. Бороться с мифами можно только просвещением. Поэтому мы рассказываем на сайте фонда о том, что донорство — это не страшно и даже полезно. И когда я говорю с человеком, я тоже стараюсь развеять все его опасения.

Вспомните самый нелепый страх у будущего донора.

Их достаточно много. Например, однажды мужчина спросил, сколько литров крови у него возьмут. И когда услышал про 470 мл, очень удивился: «Пол-литровая банка?! А я-то думал, что выкачивают практически всю, что я даже с кровати не смогу подняться».

Сложно постоянно общаться с незнакомыми людьми?

Еще в детстве мама про меня говорила: «Кто тараторку перетараторит, тот четыре дня у Бога получит». Я очень люблю общаться, говорить с людьми, консультировать их, отвечать на любые вопросы. Знакомы мы или нет, для меня это не играет никакой роли.

Сейчас фонд обеспечивает кровью не только своих подопечных, но и помогает пациентам двух городских больниц. Как вы все успеваете?

Так получилось, что у меня вообще нет понятия нормированного рабочего дня: пока я не сплю, у меня постоянно включен компьютер. Если на почту свалится письмо в десять вечера, я на него в десять вечера и отвечу. Телефон тоже работает в таком же режиме. Но это не значит, что я постоянно в работе и закрыта для семьи, мужа и детей. Просто когда возникает очень серьезная, острая просьба от отделений, домашние знают, что меня лучше не трогать. А то укушу.

Как вы отдыхаете, восстанавливаетесь?

Мы очень любим путешествовать на машине, в отпуске обычно наматываем 6-8 тысяч километров. В этом году у нас такой маршрут: Дагестан, Чечня и любимая Грузия. В праздники обычно уезжаем из города. Зимой были в гостях у Деда Мороза в Великом Устюге, а недавно навещали Бабу-Ягу в селе Кукабой. Из поездок я возвращаюсь полная сил и энергии.

Через столько лет работа вас по-прежнему радует?

Да, мне очень важно, что я либо помогла, либо попыталась помочь. И даже если все вокруг твердят, что мы не успеем, я всегда говорю: «А вдруг!». И когда это «а вдруг» получается, это настоящее счастье.

Новости

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari