Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

Донорские династии фонда

14 июня 2021Донорство
Поделиться:

Донорская кровь незаменима, вылечить без нее подопечных фонда невозможно. Разумеется, сотрудники тоже сдают кровь. А есть в фонде и свои донорские династии. Подробный рассказ о них для издания «Домашний очаг».

Наталья Сидорова с Анной и Арсением

Фото: из семейного архива

Наталья Сидорова, координатор донорского call-центра, мама Антона, Ани и Арсения

Я начала сдавать кровь в 1989 год, когда была студенткой. Потом выпала на какое-то время, а вернулась, когда увидела теперь уже знаменитую статью Валерия Панюшкина в «Коммерсанте». Сейчас, как координатор донорского проекта, ищу доноров, обрабатываю заявки, которые поступают от потенциальных доноров на сайте фонда. Кровь сдаю по-прежнему. Только теперь получается реже из-за гемоглобина, который возвращается в норму только 2-3 раза в год. До Почетного донора не дошла, но все шансы есть у моих детей. И старшему, Антону, и средней, Ане, осталось совсем чуть-чуть. Оба начали сдавать в 18 лет. Когда сын переехал в Санкт-Петербург, то первый его вопрос был: «Мама, а ты не знаешь, где здесь можно сдавать кровь?». А самый младший, Арсений, играл в детстве, кормил плюшевого медведя с ложки и приговаривал: «Тебе, Мишка, можно хлеб, булку с вареньем, сушку, баранку, пустые макароны и кашу на воде, ты завтра кровь сдаешь». Это как раз то, что я всегда донорам говорю накануне донации. В общем, донорство — это наш образ жизни.

Анна Сидорова

Фото: из семейного архива

Анна Сидорова, учитель начальных классов

Первый раз я сдала кровь, когда мне исполнилось 18 лет. Прямо в день рождения пошла в отделение переливания. Очень хотелось скорее это сделать. А как по-другому? Мне кажется, все логично: мы с детства знаем, почему надо сдавать кровь. Это всегда было фоном в нашей семье и жизни.

А вот как это было — вообще не помню, столько времени уже прошло. Точно после этого раз тридцать еще сдавала. И в общем-то, ничего нового, каждый следующий раз похож на предыдущий. Если бы не гемоглобин, я бы уже стала Почетным донором. А еще совсем недавно могла даже рекорд поставить — стать самой молодой женщиной Почетным донором. Но не сложилось, думаю, что лет в 25-26 точно стану, и это мне нравится, стимулирует. Я всегда с гордостью смотрю на свою медицинскую папку в ОПК, такая толстенная, сантиметров пять. Класс.

Юлия Панчук

Фото: из семейного архива

Юлия Панчук, координатор донорского информационного центра, мама Максима

Мое знакомство с донорством началось после окончания медицинского училища, когда я устроилась работать в отделение гематологии Морозовской больницы. Здесь-то я и узнала, что такое детская онкология и что без переливания крови наши пациенты просто не выживут. Конечно же, я захотела стать донором, но тогда не прошла по весу: донор должен весить не меньше 50 килограммов, а во мне было меньше. После рождения сына мой вес немного увеличился. Когда моя мечта стать донором все-таки сбылась, я вышла на улицу и расплакалась.

Моему сыну Максиму не нужно было ничего специально рассказывать про донорство: он сам все видел. Видел, как я искала доноров, как радовалась, когда их удавалось найти в достаточном количестве. Он интересовался моей деятельностью, ездил со мной на волонтерские события, был на выставках рисунков подопечных фонда. В общем, и сам был в теме, и одноклассников приобщал к благотворительности.

Максим Панчук

Фото: из семейного архива

Максим Панчук, студент Московского Политеха

Моя мама сдает кровь, и я стал задумываться об этом лет в 14, если не раньше. Помню, что в школе на биологии, тема «кровообращение» отлетала от зубов и я с радостью давал списывать ответы на контрольных. Впервые у меня появилась возможность сдать кровь в Московском политехе, там проходила выездная донорская акция. Нас тогда набралось человек 5 или 6 из группы, но кто-то только что покурил, у кого-то было плохое зрение, у кого-то была свежая татуировка, а все это противопоказания к донорству. В итоге остался я и мой друг Леха. Меня никогда не пугала процедура сдачи крови, но игл боюсь. Понимаю, что страх иррациональный, но ничего поделать с собой не могу. Но первая сдача прошла безболезненно и быстро, мы даже шутили в процессе.

Донорство — это легко и просто для меня, это часть жизни. К сожалению, мало кто из моих знакомых и друзей думает так же. Но жизнь меняет людей, и я очень надеюсь, что благотворительность и донорство станут частью жизни многих моих сверстников.

Наталья Замаева с Даниилом и Ольгой

Фото: из семейного архива

Наталья Замаева, руководитель донорского проекта, мама Даниила и Ольги

У меня самая распространенная группа крови — первая положительная. Она примерно у 45% людей на земле. И мне всегда не по себе, когда я вижу объявление о том, что срочно требуются доноры с моей группой крови. Это значит, что в огромном городе-миллионнике не нашлось человека, который бы приехал и сдал кровь, чтобы спасти чью-то жизнь. Я никогда не задавалась вопросом, скольких человек спасла моя кровь, хотя еще одна донация — и я смогу получить звание Почетный донор России. В общем, не то, чтобы я мечтала об этом всю жизнь, но это некая веха. И это приятно. Я 23 раза сдала цельную кровь и 16 раз — тромбоциты. Примерно 45 человек получили помощь.

Даниил и Ольга

Фото: из семейного архива

Даниил Кошелюк

Не было такого, чтобы мама пришла с работы, села за стол, посадила нас с сестрой напротив и начала рассказывать о том, как важно сдавать кровь. Мама просто делилась с нами новостями с работы. Говорила, что в самом процессе нет ничего страшного. Достаточно сходить на донацию один-два раза и как-то втягиваешься. Я это испытал на себе. У меня как будто появились внутренние часы, которые отсчитывают недели до новой донации. Если, например, в суете забываю, что пора сдать кровь, то появляется ощущение, что не сделал чего-то важного.

Для меня донорство крови — один из самых простых способов помочь. Я молод, здоров и могу выделить на поход на станцию переливания крови пару часов. Это можно делать раз в две недели или в четыре — в зависимости от того, цельную кровь сдаешь или ее компоненты. Так почему бы не сделать этого?

Ольга Кошелюк

Для меня донорство — это, прежде всего, мама. Честно говоря, у меня ни разу не возникло мысли, что придя на пункт переливания крови, я спасаю чью-то жизнь. Хотя я помню флаеры, на которых было написано, что каждая донация может спасти какое-то количество человеческих жизней. В общем, для меня это было спонтанное решение пойти и сдать кровь первый раз. Бывает, мы с мамой с утра переписываемся, я спрашиваю: «Как дела? Что делаешь?». Она в ответ присылает фотографию своей руки с мячиком в ладони и иглой в вене. Это значит, что она на сдаче крови. Я тоже хочу сделать донацию частью своей жизни.

Полную версию

читайте на сайте издания «Домашний очаг»

Новости

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari