Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

«В первый раз сдать кровь, это как прыгнуть с парашютом»

19 октября 2018Донорство
Текст:
Елена Шевченко
Поделиться:

Так считает Мария Егорова, руководитель проекта «Адресная помощь» фонда «Подари жизнь». И она знает, о чем говорит.

«Мне 33 года, первый раз я сдала кровь в 2008 году больше из любопытства, — вспоминает Мария. — Я живу недалеко от МГУ, шла мимо общежития и увидела листок с объявлением, что в Российской детской клинической больнице нужны доноры крови. Я оторвала номер телефона и благополучно о нем забыла, а потом случайно нашла, позвонила и пришла в отделение переливания крови. В первый же раз я сдала не цельную кровь, а тромбоциты, потом пришла домой, легла на диван и долго прислушивалась к своим ощущениям, размышляла над тем, что изменилось в моем теле после донации. Никаких неприятных ощущений у меня не было, более того, я потом несколько раз сдавала гранулоциты, зная, что возможны побочные эффекты, но даже после этого ничего особенного не чувствовала. Все было легко и просто.

Мария Егорова, руководитель проекта «Адресная помощь»

Тогда мне было важно проанализировать мой новый опыт. Так же, как когда я первый раз прыгнула с парашютом. Приземлилась и прислушивалась к своим ощущениям. Думала, что это было и для чего. Да, некоторое время я занималась парашютным спортом, правда, всегда прыгала с инструктором, сделала это пять или семь раз. Почему? Опять же из интереса. Есть это во мне: я любопытна и любознательна. Сейчас, несмотря на мой не совсем юный возраст, мне по-прежнему многое интересно.

Со временем эмоции притупляются, иначе бы я просто не смогла работать, меня бы не хватило, но все равно — волнений достаточно. Главное, чтобы все было в срок, быстро, хорошо и оптимально: за меньшие деньги помочь большему числу детей. Я работаю в фонде с 2012 года, а до этого была не только донором, но и волонтером. Заинтересовалась и тем, и другим как раз после того, как первый раз сдала кровь. А глобально в донорство меня втянула личная история. В РДКБ я познакомилась с Салехом Гасым-заде: он лечился от апластической анемии. И вот когда ему потребовались гранулоциты (а это всегда означает, что ситуация критическая), я стала его донором. Врачи делали все возможное, но не смогли его спасти. И даже донорские гранулоциты не помогли. Получается, что с моими гранулоцитами он и погиб. И, конечно, эта ситуация произвела на меня сильнейшее впечатление. Я тогда была еще совсем молодая и неопытная. Тем не менее я не разочаровалась в донорстве, наоборот, поняла, что нужна другим людям, что могу помочь.

Работа в фонде, конечно, дает сильный эмоциональный заряд, потому что общение с детьми, родителями и врачами, это всегда жизнь на грани.

Мария Егорова,руководитель проекта «Адресная помощь»

То, что мне пора подавать документы на Почетного донора России, я узнала от коллег из донорского отдела. Я же просто сдавала кровь, делала это регулярно, сначала раз в месяц, теперь раз в два-три месяца. И оказалось, что уже набрала необходимое для Почетного донора количество донаций. Этот статус дает некоторые льготы, например, по квартплате. А еще бесплатный проезд в транспорте, но так как я начинающий автомобилист, то этой привилегией пользуюсь редко. И все же приятно, что такие льготы есть, кому-то, уверена, они очень нужны.

Интересно, что я всегда думала, что Почетных доноров крови много. Я же знаю многих и среди волонтеров и среди сотрудников, например, Алена Голяновская и Екатерина Чистякова. Но оказалось, что мы просто общаемся и живем в неком маленьком социуме, где высокая концентрация почетных доноров на квадратный метр, а если посмотреть вокруг чуть шире, то нас не так уж и много.

Я никогда не пользовалась льготами, которые даются за кроводачу, или выходными. Во-первых, я не настолько плохо себя чувствую, чтобы брать выходной, кроме того, учитывая мой объем работы, это довольно сложно организовать. Но когда я работала не в фонде, а в коммерческой структуре, однажды меня, действительно, лишили возможности взять положенный выходной. Конечно, тут все зависит от корпоративной культуры. Кто-то организует выездные донорские акции у себя в офисе и таких компаний немало. Думаю, дело в том, что не у всех, к сожалению, есть понимание, что грань тонка. Сегодня ты донор, а завтра пациент.

Я считаю, что донорство должно быть безвозмездным: я же ничего не делала для того, чтобы получить свое здоровье, мне оно дано от природы, и я ничего не должна получать взамен, если делюсь своим здоровьем с другими, кому повезло меньше, чем мне. Кстати, у меня есть опыт и другого донорства. В прошлом году, у нас в фонде возникла тема онкофертильности и, как следствие, криоконсервации (спермы и яйцеклеток) для наших взрослых подопечных. Я искала поставщиков этих услуг, заинтересовалась темой, все изучила, вышла на НМИЦ им. В. И. Кулакова. Мне было очень интересно изучить тему ЭКО, узнать, как далеко шагнули технологии, что может дать современная медицина семьям, которые раньше не могли и мечтать о детях. У них на сайте я увидела информацию о том, как можно помочь бездетным парам. И вот теперь я биологическая мама нескольких детей.

Моя бабушка — Почетный донор СССР. Она работала медсестрой, всю войну сдавала кровь. Как она это делала с крошечного пайка, который ей полагался, это для меня, конечно, загадка.

Мария Егорова,руководитель проекта «Адресная помощь»

Мне очень приятно, что я могла в этом поучаствовать. Кроме того, я получила денежную компенсацию, которую потратила на подопечных фонда.

Пока здоровье позволяет, я буду сдавать кровь, особенно тогда, когда доноров мало: летом или в новогодние праздники. Кстати, моя бабушка — Почетный донор СССР. Она работала медсестрой, всю войну сдавала кровь в госпитале. Как она это делала с крошечного пайка, который ей полагался, это для меня, конечно, загадка. Она дожила до 97 лет. Думаю, что ее опыт придал мне сил и любопытства. А уж как приятно моему папе видеть в одной шкатулке не только ее значок Почетного донора, но и мой! Он очень любил свою мать и во мне, единственной дочери, видит ее продолжение.

Что делать, чтобы люди становились донорами? Мне кажется, этот вопрос даже шире: что делать, чтобы люди интересовались благотворительностью? Все это вопрос культуры, хорошего отношения к тем, кто попал в беду, болеет, не такой, как все. Хорошо, если культура благотворительности формируется с самого раннего детства, уже в школе: проходят уроки доброты, устраиваются ярмарки в пользу фондов, дети играют спектакли в больницах».

Новости

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari