Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

Никита пойдет в шестой класс

27 июня 2017Нужна помощь
Текст:
Елена Шевченко
Поделиться:

Никита играл с ребятами на площадке, качался на качелях и случайно ударился. Появился обычный в таких случаях синяк. Но маме не понравилось, что он долго не проходит, и она обратилась к врачу.

«Сначала сказали, что ничего страшного, дело житейское, но когда на ноге появилась припухлость, Никиту отправили на рентген. И вот тут уже стало понятно, что все непросто», — вспоминает Наталья, мама Никиты.

С предварительным диагнозом «остеосаркома» семья отправилась в Казань, в республиканскую больницу, где мальчика обследовали и подтвердили диагноз. Никите сразу же назначили химиотерапию, он прошел четыре блока и уехал в Москву, в Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина, на консультацию. «Очень важно, что врачи нашли возможность эндопротезирования, то есть ножку Никите сохранили. В больнице мы провели довольно много времени, разрабатывали ногу после операции, а потом уехали к себе. Получается, что мы лечились целый год, а потом еще два были на поддержке».

Искренне веря и надеясь, что болезнь осталась позади, Никита уже стал привыкать к своей новой жизни, смирился с некоторой ограниченностью в движениях, продолжал учиться и дружить с ребятами. Но очередная проверка выявила очередную проблему: метастаз в легких. И снова «химия», а затем и операция. «Метастаз был такой большой, что врачи решили его удалить. После исследования стало понятно, что его дала остеосаркома. Никита снова начал лечиться, но самое неприятное — что-то случилось с протезом: нога стала выворачиваться, Никите было больно ходить. В больнице нам сказали, что дело в костях, которые истончились после множественных "химий", протез также необходимо заменить. Мы стали готовиться к очередной операции», — рассказывает Наталья.

Современное эндопротезирование помогает решить самую главную проблему: ребенку не надо делать операции каждый год, чтобы менять нераздвижной протез. Ведь эндопротезы «растут» вместе с детьми, хотя и не бесконечно — запас длины раздвижного эндопротеза 5-7 см. Никите двенадцать, а это значит, что он вступает в пору особенно энергичного роста, и предыдущий раздвижной эндопротез исчерпал свой запас длины. Установка нового, конечно, решит многие проблемы. Останется только одна — даже после операции он не сможет играть в футбол или бегать по школьным лестницам наперегонки с ребятами. Но Никита не унывает, он привык. Хотя если очень больно, конечно, плачет. Когда заболел, вообще не задавал вопросов, просто лечился — и всё. Теперь иногда спрашивает у мамы, что же с ним не так, но мама не поддерживает такие разговоры. «С момента последней "химии" прошел год, по всем показателям у нас все нормально, сейчас нужно просто поставить эндопротез. Я и сама настраиваюсь на это, и сыну так же говорю».

Трудно, конечно, чувствовать себя не таким, как все. Но друзья Никиту очень поддерживают: если устал, помогают добраться из школы домой, приходят в гости поиграть, звонят в больницу, чтобы узнать о его самочувствии. Это приятно, помогает жить, бороться, не сдаваться. Пятый класс Никита закончил очень хорошо. Даже с учетом того, что в школе есть дополнительные предметы: ведь Никита живет в Татарстане и, значит, кроме всего прочего, учит (и сдает) татарский язык. Из всех школьных предметов выделяет историю и математику, но найти какое-то дело, которое его бы увлекло, пока не получается. Шахматы не захватили, строгать и пилить не получается: долго стоять Никита не может. Выбор небольшой. И все-таки самое главное сейчас — решить вопрос с эндопротезированием. А это в первую очередь вопрос денег. Раздвижной эндопротез для Никиты стоит 1 672 000 рублей

Новости

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari