Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie и соглашаетесь с правилами его использования

Славе и Алтаю срочно нужен «Онкаспар»

21 ноября 2017Нужна помощь
Поделиться:

Слава Мингалиев и Алтай Адгозалов приехали в Онкоцентр из одного региона России: Слава — из Тверской области, а Алтай — из самой Твери. У мальчиков не только общий диагноз и лечение, но и судьбы их семей во многом похожи.

В обеих семьях по нескольку детей. У Мингалиевых — двое, у Адгозаловых — четверо, работают только папы, мамы сейчас сутками в больнице с мальчиками. Родители Славы переехали в Тверскую область из Иркутска после окончания Славиным папой военного училища. А родители Алтая живут в Твери 25 лет, они приехали из Азербайджана еще детьми, выросли в России и считают ее своим домом.

Сейчас мальчикам срочно необходим ключевой препарат химиотерапии «Онкаспар». Без него невозможно продолжать лечение. Поэтому мы открываем сбор средств на «Онкаспар» для Славы и Алтая в рамках проекта «Лекарства».

Миротворец

Слава больше всего любит играть в «защиту мира», устраивая сражения трансформеров и роботов на своей больничной койке. Его игрушечные герои совершают удивительные подвиги, защищая мир от опасности. Точно так же Слава борется сейчас с опасной болезнью. Он внимательно следит за тем, что говорят врачи, и расспрашивает маму о подробностях. Слава очень хочет вернуться быстрее домой, и он беспокоится, что его могут задержать в больнице дольше необходимого срока. Шестилетнему мальчику сложно понять, почему лейкоз нужно лечить почти год: ведь он никогда в своей жизни не болел дольше недели. Год Славе кажется почти вечностью, он не может представить себе, что такое двенадцать месяцев, тем более двенадцать месяцев в больнице.

Слава Мингалиев

В больнице Славе совсем не нравится: ему приходится почти весь день лежать, и настроение от этого так себе. А еще недавно Слава начал кашлять, и врачи запретили ему выходить на улицу. Поэтому Слава каждый день убеждает маму, что чувствует себя намного лучше. Снова и снова мама терпеливо объясняет, что такое «рак» и почему его нужно лечить так долго. «Пытаюсь говорить понятными словами, — рассказывает мама Гульнара. — Но это сложно: ведь сын еще малыш, и у него свои идеи о том, как все должно происходить. Но мы обо всем с ним разговариваем, все обсуждаем».

Лечение только началось, впереди долгие месяцы терапии, поэтому мама Славы находит для него более близкие цели и мечты, о которых приятно думать и которых не так долго ждать. Например, каждый день Слава ждет вечера, когда его пятилетняя сестра Надя придет из садика домой. Как только он получает сообщение, что Надя дома, Слава звонит ей и разговаривает долго-долго. У Славы с Надей разница в возрасте всего год, они очень хорошо понимают друг друга и очень скучают, конечно. Надя с папой собирались навестить Славу в больнице, но сначала в отделении случился карантин, а потом Надя заболела бронхитом. Слава с мамой надеются, что в декабре семья обязательно соберется вместе. Ведь скоро Новый год, все желания будут просто обязаны сбыться. А пока Слава написал письмо Деду Морозу, где попросил принести под больничную елку робота, трансформера и набор Lego. Про выздоровление писать не стал, это Деду Морозу должно быть понятно и так.

Большой человек

Старших сыновей называла мама, а имя самому позднему долгожданному мальчику придумал папа. Он дал имя Алтай, потому что был уверен, что малыш вырастет большим и сильным, «главный» — примерно так это имя переводится с тюркского. Мама Серил согласилась с решением мужа, ей всегда очень нравились фотографии красивых Алтайских гор. «Муж хотел, чтобы нашего младшего сына ждала великая судьба. Теперь это кажется неважным. Главное, чтобы наш мальчик выздоровел. А уж как потом сложится — мы об этом не думаем».

Алтай Адгозалов с мамой

Алтай совсем маленький, только начинает говорить отдельные слова, поэтому рассказать о том, что он думает и чувствует, оказавшись в больнице, не может. Но и без слов понятно, что малышу тяжело. Он ужасно боится осмотров, ненавидит капельницы — жалуется маме, плачет. «Сердце разрывается. Я готова всю эту боль взять на себя, только бы Алтай не плакал», — говорит Серил и замолкает. Отвлекать подвижного малыша от неприятных процедур очень трудно. Лучше всего в этом помогает телефон. Во время капельниц Алтай с мамой смотрят видеозаписи, которые братья и отец делали начиная с его рождения: вот Алтая принесли из роддома, вот он пополз, вот уже бегает по дому и нападает на старших братьев. Мальчик снова и снова просит показать видео, на которых он здоров. После того как в октябре он впервые почувствовал себя плохо, Алтай перестал ходить. И теперь из-за сильной анемии больше лежит.

Так же, как и Слава, Алтай каждый день ждет звонков братьев. Его самый любимый брат — шестнадцатилетний Яго. Мальчик его просто обожает. И заболел он через несколько дней после того, как старший брат Яго попал в больницу с аппендицитом. «Мы сначала думали, что температура у Алтая поднялась, потому что он переживал за старшего, которого увезла "Скорая", — рассказывает Серил. — Алтай все время звал старшего брата: "Яго! Яго!". Но когда температура поднялась до 40, я поняла, что дело не в брате. Вызвала врача, он осмотрел и сказал, что это ангина. Но все 5 дней болезни я была сама не своя, очень беспокоилась, хотя врачи меня успокаивали. Я видела, что живот у Алтая увеличился, мальчик был очень вялым. И не выдержала, обратилась в платную клинику. Общий анализ крови показал бластные клетки. На следующий день мы везли сына в Москву».

Благодаря маминому беспокойству Алтай вовремя начал лечение, которое поможет справиться с лейкозом. Но мама Алтая продолжает винить себя за то, что не в первый же день забила тревогу. Сейчас она одна с сыном в больнице, муж не может бросить работу, ему нужно кормить младших сыновей. Серил с ужасом ждет, что скажут врачи во время осмотра: «Врачи здесь очень хорошие, к нам относятся с большим вниманием, но расспрашивать их я пока, если честно, боюсь, потому что не готова услышать плохие новости». При том, что этот тип лейкоза хорошо лечится, врачам пока сложно сказать что-то определенное: лечение недавно началось и врачи ждут, выйдет ли мальчик в ремиссию в положенный срок. Для того чтобы ремиссия наступила, Алтаю необходим современный противоопухолевый препарат «Онкаспар», который с успехом используется во всем мире при лечении этого варианта лейкоза и входит в протокол лечения Алтая. И Славы.

Новости

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari